Главная » Фантастика и фэнтези » Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов

Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов - Роберт М. Вегнер (2015)

Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Далеко в океане есть остров, маскирующий древнюю загадку, остров, там льется кровушка и царит чёр-ное колдовство – и там, если верить байкам, живет настоящее божество, излечивающее одержимых. Именно сюда отправляется Альтсин – новоиспечённый вор, а теперь-то монах. Силясь избавиться от господа войны, который поглащает его разум, он побежит на все, но даже отчаяние не приготовило Альтсина к тому, что происходит на архипелаге … А далеко на севере возвышается громадный белый гектородар. В жилах тамошних князей льётся святая кровушка, а подданным их не скрыться от взляда всеведущего огненого ока. Сюда, чтобы находить своего брата Йатеха, приезжает Деана Д’Кллеан. Она осталась без собственых народа и семьитраницы – и еще не заподазривает, во что превратился ее племянник. Тем более – какая функцию уготована каждому из них в предстоящей игре боговарищей. " Закоулок толстым, в пару-тройку футов, слоем заполнивали старые тряпки, осколки ящиков, полуразбитые горшки и всевозможный мусор. И мышиные катышки, чья гарь придавала каждому вдоху своебразный привкус. В проулке этого царства располагалась огромная цистерна с отверстием, прикрытым тем, что незачем было, пожалуй, конской накидкой, да такой, под которой конь и подох, а самой попоне приделось еще насколько месяцев закрывать его труп.

Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов - Роберт М. Вегнер читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Copyright © 2015 by Robert M. Wegner

Copyright © 2015 by Powergraph

© Сергей Легеза, 2018, перевод

© Михаил Емельянов, иллюстрация, 2018

Copyright © 2015 for the map of Meekhan by Jolanta Dybowska

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Пролог

Закоулок толстым, в пару футов, слоем заполняли старые тряпки, обломки ящиков, битые горшки и прочий мусор. И крысиные катышки, чья вонь придавала каждому вдоху своеобразный привкус. В тупичке этого царства находилась огромная бочка с отверстием, прикрытым тем, что некогда было, пожалуй, конской попоной, да такой, под которой конь и подох, а самой попоне пришлось еще несколько месяцев прикрывать его труп.

Перед бочкой сидела… вероятно, старуха: о поле этой кучи костей, завернутых в несколько тряпок, можно было лишь гадать. Седые космы спадали на грязное лицо, торчащие из обтрепанных рукавов руки заканчивались почерневшими когтями, а смрад, который она источала, заставлял и вонь крысиного помета внезапно обретать приятные нотки. На донце стоящего перед ней перевернутого ведра лежало шесть костей с разноцветными гранями, старых и выглаженных так, что увидеть на них точки было почти невозможно.

Старуха трясущимися руками загребала их в кожаный стаканчик, встряхивала и кидала, и каждый бросок ее вызывал стон у сидящего напротив мужчины – дворянина, если судить по короткому вамсу из добротного материала и по атласной рубахе, чьи манжеты были украшены монограммами.

– Две пики против королевы. Но на коне – бьет трех псов. Безголовая змея грызет мышь, – бормотала она.

Каждый бросок и каждая фраза, что она хрипела горловым шепотом, приводили к тому, что мужчина горбился все сильнее, а руки, которыми он загонял кости в стаканчик, все сильнее потели и тряслись. Но игру он не прерывал.

– Император и двор, – вспыхнул он внезапной радостью после очередного броска. – Император и двор, ты, старая обманщица!

Та покачала головой.

– Судьба не врет, судьба не обманывает, – сказала она с легким упреком в голосе и добавила: – Два броска. Два броска на смерть владыки. Что поставишь?

– Все, – широко улыбнулся мужчина. – Все и еще больше.

– Больше не нужно. Всего – хватит.

Кости спрятались в стаканчик.

Йатех молча следил за игрой, ни правил, ни ставок которой он не знал. Стоя под стеной, в нескольких шагах за спиной дворянина, он, казалось, оставался совершенно невидим для играющих. Сама же игра… он уже сумел понять, что для нее важны как выброшенные точки, так и цвета. Например, последний из сделанных бросков принес дворянину расклад от одного до шести на красных гранях.

Старая женщина встряхнула стаканчиком и метнула кости на деревянное донце ведра. Те широко покатились… и остановились, открыв черные грани, украшенные белыми точками. Одна, две, три, четыре, пять, шесть.

– Врата Дома Сна.

Мужчина побледнел.

Кости в стаканчике снова загрохотали и покатились по импровизированному столику.

От одного до шести, белые грани.

– Привратник вращает ключ. Врата отворяются. Смерть забирает владыку и его двор. Конец игры.

Мужчина странно рассмеялся, почти женским хихиканьем, одновременно поднимая бледную ладонь к губам.

– Еще один бросок, – прошептал он голосом, от которого по коже шли мурашки. – Один бросок. Ничего больше.

– Хорошо. Что поставишь?

– Все. Все…

– Все ты уже поставил. Нет больше ничего. – Костяной палец указал на выход из переулка. – Ступай навстречу своей судьбе.

Дворянин поднял голову, медленно, будто лунатик, словно только очнулся ото сна, протер глаза и, покачиваясь, двинулся в указанном направлении.

Йатех подождал немного, прежде чем подошел и занял место напротив старухи.

– Всякий судьбу вызывает. Всякий выигрывает.

– Или проигрывает, Лабайя из Биука.

Оставить комментарий