Главная » Фантастика и фэнтези » Темная игра смерти

Темная игра смерти - Дэн Симмонс (1989)

Темная игра смерти
Они входят в ваше сознанье, и вы уже не владеете себе. Вы фигура в чей-то шахматной компартии, завершающейся смертоносным исходом. Вы, как мертвяков, берете в руки двустволку и наводите оптико-электронный прицел на британского президента. Или выстреливаете из толпы в Джеймса Леннона. Поразительно те, кто водит вашей рукой, такие же, как и вы, но это не индивидуумы, они не знают брезгливости и пощады, не отличивают добра от добра. Чтобы их победить нужно перешагнуть грань … " Тёмная игра смертитраницы " – от Дэна Кларка, прославленного автора "Терроризма", "Друда", " Четвёртого сердца " и известнейшей эпопеи "Гиперион" / "Эндимион". Подстрочник публикуется в новейшей редакции. " Сол Кошки лежал среди обреченных на скорейшую гибель в концлагере смерти и размышлял о жизни. Во тьме и ознобе его пробрала судорогу, и он заставил себя помянуть в подробностях осеннее утро – серебристый свет на желых ветвях ивы у ручейка, белые маргаритки в поле за гранитными строениями дедушкиной фермы. В вагончике было тихо, только порой кто-нибудь с натугой кашлял, да тихонько копались в холодной сенотранице живые трупункты, тщетно силясь согреться. Где-нибудь зашелся кашлем старик, заколотился в конвульсиях, и принялось ясно, что вот ещё один выиграл долгую и безнадёжную схватку."

Темная игра смерти - Дэн Симмонс читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Dan Simmons

CARRION COMFORT

Copyright © 1989 by Dan Simmons

All rights reserved

© А. И. Кириченко, перевод, 2018

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2018

Издательство АЗБУКА®

* * *

Если какой автор и вызывает у меня восторженную оторопь, так это Дэн Симмонс.

Стивен Кинг

Дэн Симмонс возвышается над современными писателями подобно гиганту.

Линкольн Чайлд

Важнейшее в современной литературе переосмысление самой концепции вампиризма – того же масштаба и радикальности, что «Я – легенда» Ричарда Матесона, или «Вторжение похитителей тел» Джека Финнея, или «Жребий Салема» Стивена Кинга.

Дэвид Моррелл

Эпического масштаба полотно – и притом тревожное на самом глубоком, самом личном уровне. Симмонс не просто переписывает историю, он покушается на саму ткань реальности. «Темная игра смерти» не оставит от вашего привычного мировоззрения камня на камне; это современная классика в полном смысле слова.

Гильермо дель Торо

Благодарности

К любой книге, благополучно преодолевшей Мировой Океан между замыслом и публикацией, приложил руку далеко не только сам автор, а уж с романом такого размаха и величины долг благодарности накапливается и вовсе огромный. Хотелось бы отметить тех, без кого «Темная игра смерти» пошла бы на дно в первый же шторм и никогда бы не достигла спасительной гавани:

Дина Кунца – за моральную поддержку, сколь щедрую, столь и своевременную;

Ричарда Кёртиса – за стойкость и профессионализм;

Пола Микола – за безупречный вкус и крепкую дружбу;

Брайана Томсена – за любовь к шахматам и уважение к истории;

Саймона Хоука, оружейника в духе Джеффри Бутройда;[1]

Арлин Теннис, машинистку от бога, – за жаркие летние дни, потраченные на борьбу с предпоследними вариантами поправок к поправкам;

Клодию Логерквист, терпеливо напоминавшую о том, что умляуты и диакритические знаки негоже рассыпать где попало, как соль;

Вольфа Блитцера из «Джерусалем пост» – за помощь в отыскании лучшего фалафельного киоска в Хайфе;

Эллен Датлоу, которая утверждала, что у повести не может быть продолжения.

И отдельной благодарности заслуживают:

Кейти Шерман, радостно пошедшая на творческое сотрудничество по первому свистку и за смешные деньги;

моя дочь Джейн, две трети своей жизни терпеливо дожидавшаяся, когда же папочка «допишет страшную книгу»;

Карен, которой не терпелось узнать, что же будет дальше.

И наконец, моя самая искренняя признательность Эдварду Брайанту, настоящему джентльмену и отличному писателю, которому эта книга и посвящена.

Пролог

Хелмно, 1942 г.

Сол Ласки лежал среди обреченных на скорую гибель в лагере смерти и думал о жизни. Во тьме и в холоде его пробрала дрожь, и он заставил себя вспомнить в подробностях весеннее утро – золотистый свет на тяжелых ветвях ивы у ручья, белые маргаритки в поле за каменными строениями дядиной фермы.

В бараке было тихо, только иногда кто-нибудь с натугой кашлял да тихонько копошились в холодной соломе живые трупы, тщетно пытаясь согреться. Где-то заперхал старик, забился в конвульсиях, и стало ясно, что вот еще один проиграл долгую и безнадежную схватку. К утру старик будет мертв, а если и переживет ночь, то не сможет выйти на утреннюю перекличку на снегу, а это значит, что все равно ему конец, и очень скорый.

Оставить комментарий