Главная » Детективы и триллеры » Загадка поместья Шоскомб

Загадка поместья Шоскомб - Артур Конан Дойл (1927)

Загадка поместья Шоскомб
«Шерлок Холмс достаточно длительное время посиживал, склонившись над микроскопом. В конце концов он выпрямился и торжествующе оборотился ко мне. Он постарался устроить для нее все, собственно что мог, и она относилась к брату с любовью. Но все это уже в минувшем. Ныне он и вблизи к ней не подходит. А она это тянет. В том числе и начала выпивать, мистер Холмс, выпивать как сапожник. Бутылку за вечер имеет возможность испить. Мне об данном поведал Стивенс, наш дворецкий. Например собственно что видоизменилось почти все, мистер Холмс. И в данном есть что-нибудь страшное. Да к что же сэр Роберт уходит ночами в склеп под старенькой церковью. Собственно что он там делает? С кем встречается?
Холмс удовлетворенно пошеркал руки.
На надлежащую ночь я спрятался за жилищем и лицезрел, как он шел туда снова. Мы со Стивенсом двинулись за ним, но довольно опасливо. Потому собственно что сам лицезрел его близко, мистер Холмс, в ту вторую ночь. Когда сэр Роберт шел мимо нас назад, мы со Стивенсом дрожали в кустиках, буквально 2 зайчика, например как ночь была лунная и он имел возможность нас подметить. Его-то мы не опасались. И чуть сэр Роберт отошел подальше, мы поднялись притворившись, собственно что элементарно гуляем при луне, вроде бы невзначай приблизились к незнакомцу.»

Загадка поместья Шоскомб - Артур Конан Дойл читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Шерлок Холмс довольно долго сидел, склонившись над микроскопом. Наконец он выпрямился и торжествующе повернулся ко мне.

– Это клей, Уотсон! – воскликнул он. – Несомненно, это столярный клей. Взгляните-ка на эти частички!

Я наклонился к окуляру и подстроил фокусировку.

– Волоски – это ворсинки с пальто из твида. Серые комочки неправильной формы – пыль. Ну а коричневые маленькие шарики в центре – не что иное, как клей.

– Допустим, – сказал я с усмешкой. – Готов поверить вам на слово! И что из этого вытекает?

– Но это же прекрасное доказательство, – ответил Холмс. – Вы, вероятно, помните дело Сент-Панкрас: рядом с убитым полицейским найдено кепи. Обвиняемый отрицает, что кепи принадлежит ему. Однако он занимается изготовлением рам для картин и постоянно имеет дело с клеем.

– А разве вы взялись за это дело?

– Мой приятель Меривейл из Ярда попросил ему помочь. С тех пор как я вывел на чистую воду фальшивомонетчика, найдя медные и цинковые опилки в швах на его манжетах, полиция начала осознавать важность микроскопических исследований.

Холмс нетерпеливо поглядел на часы.

– Ко мне должен прийти новый клиент, но что-то задерживается. Кстати, Уотсон, вы что-нибудь понимаете в скачках?

– Еще бы! Я отдал за это почти половину своей пенсии по ранению.

– В таком случае использую вас в качестве справочника. Вам ни о чем не говорит имя сэра Роберта Норбертона?

– Почему же. Он живет в старинном поместье Шоскомб. Я как-то провел там лето и хорошо знаю те места. Однажды Норбертон вполне мог попасть в сферу ваших интересов.

– Каким образом?

– Он избил хлыстом Сэма Брюэра, известного ростовщика с Керзон-стрит. Еще немного, и он убил бы его.

– И часто он позволяет себе такое?

– Ну, вообще-то его считают опасным человеком. Это один из самых бесстрашных наездников в Англии. Он из тех, кто родился слишком поздно: во времена регентства это был бы истинный денди – спортсмен, боксер, лихой кавалерист, ценитель женской красоты и, по всей видимости, так запутан в долгах, что уже никогда из них не выберется.

– Превосходно, Уотсон! Хороший портрет. Я словно увидел этого человека. А не могли бы вы теперь рассказать что-нибудь о самом поместье Шоскомб?

– Только то, что оно расположено среди Шоскомбского парка и известно своей скаковой конюшней.

– А главный тренер там – Джон Мейсон, – неожиданно сказал Холмс. – Не следует удивляться моим познаниям, Уотсон, потому что в руках у меня письмо от него. Но давайте еще немного поговорим о Шоскомбе. Кажется, мы напали на неисчерпаемую тему.

– Еще стоит упомянуть о шоскомбских спаниелях, – продолжал я. – О них можно услышать на каждой выставке собак. Одни из самых породистых в Англии – гордость хозяйки поместья.

– Супруги сэра Роберта?

– Сэр Роберт никогда не был женат. Он живет вместе с овдовевшей сестрой, леди Беатрис Фолдер.

– Вы хотели сказать, что она живет у него?

– Нет, нет. Поместье принадлежало ее покойному мужу, сэру Джеймсу. У Норбертона нет на него никаких прав. Поместье дает небольшую ежегодную ренту.

– И эту ренту, я полагаю, тратит ее братец Роберт?

– Наверное, так. Человек он очень тяжелый, и жизнь с ним для нее нелегка. Но я слышал, леди Беатрис привязана к брату. Так что же произошло в Шоскомбе?

– Это я и сам хотел бы узнать. А вот, кажется, и тот человек, который сможет нам все рассказать.

Дверь открылась, и мальчик-слуга провел в комнату высокого, отменно выбритого человека со строгим выражением лица, какое встречается лишь у людей, привыкших держать в повиновении лошадей или мальчишек. Он холодно и сдержанно поздоровался и сел в предложенное ему Холмсом кресло.

– Вы получили мое письмо, мистер Холмс?

– Да, но оно ничего не объясняет.

– Я считаю дело слишком щепетильным, чтобы излагать подробности на бумаге. И к тому же слишком запутанным. Предпочитаю сделать это с глазу на глаз.

Оставить комментарий