Главная » Старинная литература » Повесть о двух городах

Повесть о двух городах - Чарльз Диккенс (1859)

Повесть о двух городах
  • Год:
    1859
  • Название:
    Повесть о двух городах
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Мария Богословская, Сергей Бобров
  • Издательство:
    ФТМ
  • Страниц:
    24
  • ISBN:
    978-5-4467-0637-2
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Любовь Чарльза Диккенса «Повесть о 2-ух городах» – раз из самых известных английских романов – стал хитом за длительное время до появления самого термина. Лишь только на языке оригинала написано больше двухсотен млн. экземпляров.Это ситуация исступленных влечений и увлекательных приключений, которыми отозвалась в 2-ух величавых городках Лондоне и Париже Величавая французская революция. Видеокамера в Бастилии и гильотина в ту пору были настолько же реальны, как посиделки у камина, а приверженность и упрямая ненависть, милая верность, самопожертвование и скверное измена составили различные границы мира диккенсовских персонажей. « Это было одно из лучших из всех лет, это было нелучшее из всех времен; это был вечность мудрости, это был вечность глупости; все мы очень быстро мчались в рай, все мы очень быстро мчались в ад, текстом, то время было например аналогично на наше, собственно что более крикливые его адепты настоятельно просили, дабы к нему применялась и в отвратительном и неплохом только восхитительная уровень сопоставления.
На британском престоле восседал повелитель с широкой челюстью и царица с безобразным лицом; на французском престоле восседал повелитель с широкой челюстью и царица с изящным лицом.

Повесть о двух городах - Чарльз Диккенс читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Предисловие автора

Идея этой повести впервые возникла у меня, когда я[1] с моими детьми и друзьями участвовал в домашнем спектакле, в пьесе Уилки Коллинза «Застывшая пучина». Мне очень хотелось войти по-настоящему в роль, и я старался представить себе то душевное состояние, которое я мог бы правдиво передать, дабы захватить зрителя.

По мере того как у меня складывалось представление о моем герое, оно постепенно облекалось в ту форму, в которую и вылилось окончательно в этой повести. Я поистине перевоплотился в него, когда играл. Я так остро пережил и перечувствовал все то, что выстрадано и пережито на этих страницах, как если бы я действительно испытал это сам.

Во всем, что касается жизни французского народа до и во время Революции, я в своих описаниях (вплоть до самых незначительных мелочей) опирался на правдивые свидетельства очевидцев, заслуживающих безусловного доверия.

Я льстил себя надеждой, что мне удастся внести нечто новое в изображение той грозной эпохи, живописав ее в доступной для широкого читателя форме, ибо, что касается ее философского раскрытия, вряд ли можно добавить что-либо к замечательной книге мистера Карлейля[2].

Ноябрь 1850 г.

КНИГА ПЕРВАЯ

«ВОЗВРАЩЕН К ЖИЗНИ»

Глава I

То время

Это было самое прекрасное время, это было самое злосчастное время, – век мудрости, век безумия, дни веры, дни безверия, пора света, пора тьмы, весна надежд, стужа отчаяния, у нас было все впереди, у нас впереди ничего не было, мы то витали в небесах, то вдруг обрушивались в преисподнюю, – словом, время это было очень похоже на нынешнее, и самые горластые его представители уже и тогда требовали, чтобы о нем – будь то в хорошем или в дурном смысле – говорили не иначе, как в превосходной степени.

В то время на английском престоле сидел король с тяжелой челюстью и некрасивая королева[3]; король с тяжелой челюстью и красивая королева сидели на французском престоле[4]. И в той и в другой стране лорды, хранители земных благ, считали незыблемой истиной, что существующий порядок вещей установлен раз навсегда, на веки вечные.

Стояло лето господне тысяча семьсот семьдесят пятое. В ту благословенную пору Англия, как и ныне, сподобилась откровения свыше. Миссис Сауткотт только что исполнилось двадцать пять лет и по сему случаю некоему рядовому лейб-гвардии, наделенному пророческим даром, было видение, что в оный знаменательный день твердь земная разверзнется и поглотит Лондон с Вестминстером. Да и коклейнский призрак угомонился всего лишь каких-нибудь двенадцать лет[5], не больше, после того как он, точь-в-точь как наши прошлогодние духи (проявившие сверхъестественное отсутствие всякой изобретательности), простучал все, что ему было положено. И только совсем недавно от конгресса английских подданных в Америке до английского престола и народа стали доходить сообщения на простом, человеческом языке о вполне земных делах и событиях[6], и, сколь это ни странно, оные сообщения оказались чреваты много более серьезными последствиями для человечества, нежели все те, что поступали от птенцов коклейнского выводка.

Оставить комментарий