Главная » Приключения » Клад под развалинами Франшарского монастыря

Клад под развалинами Франшарского монастыря - Роберт Льюис Стивенсон (2002)

Клад под развалинами Франшарского монастыря
" Послали за профессором в Буррон, когда еще не имелось шести; около шести крестьяне принялись сходиться, чтобы поглядеть на предполагавшееся представленье; им сообщили о произошедшем, и они стали разбредаться по домам, чрезвычайно недовольные тем, что какой-то шут позволил себе фамильярность заболеть как стоящие порядочные индивидуумы. В десять часиков госпожа Тентальон всерьёз встревожилась и, не дождавшись профессора из Буррона, пошла за доктором Депрэ, проживавшим здесь неподалёку … " " Послали за профессором в Буррон, когда еще не имелось шести; около шести крестьяне принялись сходиться, чтобы поглядеть на предполагавшееся представленье; им сообщили о произошедшем, и они стали разбредаться по домам, чрезвычайно недовольные тем, что какой-то шут позволил себе фамильярность заболеть как стоящие порядочные индивидуумы. В десять часиков госпожа Тентальон всерьёз встревожилась и, не дождавшись профессора из Буррона, пошла за доктором Депрэ, проживавшим здесь неподалёку. Доктор полулежал за работой над своими книгами в одном доконце небольшой чайной, а его жена тихо-мирно спала в креслице перед камином в дpугойей конце, в то времечко когда явился ниспосланный. - О, черт возьми! - выкрикнул доктор."

Клад под развалинами Франшарского монастыря - Роберт Льюис Стивенсон читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Странная история доктора Джекила и мистера Хайда

История двери

Мистер Аттерсон, нотариус, был человеком с суровым выражением лица, которое почти никогда не смягчалось и не оживлялось улыбкой; в разговоре он казался холоден и скуп на слова; не менее сдержан в своих чувствах; к тому же он был тощим, длинным, пыльным и каким-то скучным, но все же, по каким-то неизвестным причинам, люди его любили. В дружеской компании, когда вино особенно приходилось ему по вкусу, что-то в высшей степени человечное загоралось и светилось в его глазах. Что-то такое, чего он никогда не выражал словами, но что нередко проявлялось в выражении его лица и еще чаще и ярче – во всех его жизненных поступках и делах. К себе он относился чрезвычайно строго: когда бывал один, пил только джин[1], чтобы подавить в себе пристрастие к хорошим винам; и хотя любил театр, но вот уже двадцать лет не переступал его порога. Он отличался определенной снисходительной терпимостью по отношению к другим, причем мистер Аттерсон иногда удивлялся, почти с завистью, той энергии, с которой люди совершали дурные поступки, и был готов в минуту крайней нужды скорее помочь оступившемуся, чем осудить.

– Я склоняюсь к ереси Каина, – со странной усмешкой говорил он, – я не стану мешать брату своему отправиться к черту по тому пути, который ему больше нравится.

Вот почему на его долю нередко выпадало счастье быть последним знакомым из приличного общества и последним источником положительного влияния в жизни людей, опускавшихся на социальное дно. И к таким субъектам, если они впоследствии навещали его, нотариус продолжал неизменно относиться так же, как и до их падения.

Несомненно, для мистера Аттерсона это было нетрудно и совершенно естественно, поскольку от природы он отличался терпимостью, и даже его дружеское расположение, казалось, всегда основывалось на каком-то безразличном добродушии. Непритязательный человек отличается тем, что принимает в кружок своих друзей людей, с которыми сблизился по воле случая; этого же правила придерживался и наш нотариус. Друзьями его были либо родственники, либо те, кого он знал уже длительное время; его привязанности, подобно плющу, возрастали с течением времени, и ничего более не требовалось для их упрочения. Именно этим, без сомнения, можно объяснить узы дружбы, которые связывали его с мистером Ричардом Энфилдом, его дальним родственником, человеком, известным всему городу. Для многих было загадкой, что могло притягивать этих двух людей друг к другу и что у них могло быть общего. Лица, встречавшиеся с этой парочкой во время их воскресных прогулок, рассказывали, что приятели всегда при этом молчали, имели вид необычайно скучающий и с заметным облегчением всегда были готовы приветствовать появление знакомого. Но, несмотря на это, оба чрезвычайно дорожили своими прогулками, считали их главным и самым ценным событием недели, и ради того чтобы беспрепятственно наслаждаться ими, жертвовали не только прочими удовольствиями, но и делами.

Как-то случилось, что во время такого воскресного гуляния друзья завернули в переулочек одного из самых оживленных кварталов Лондона. Переулок был маленький, из тех, которые называют тихими, но по будням в нем шла бойкая торговля. Казалось, обитатели его не знали нужды и надеялись еще больше преуспеть в делах, растрачивая весь излишек доходов на бесконечное приукрашивание своих заведений. Нарядные витрины магазинов, словно ряды радушно улыбающихся лавочников, тянулись по обеим сторонам этого переулка, будто приглашая зайти. И даже по воскресеньям, когда переулок прятал свои наиболее яркие прелести и становился пустынным, он тем не менее резко выделялся среди всех соседних, как костер в лесу. Своими свежевыкрашенными ставнями, хорошо отполированными медными украшениями и общей чистотой и нарядностью мгновенно останавливал на себе взор прохожего.

Оставить комментарий