Главная » Приключения » Поющие револьверы

Поющие револьверы - Макс Брэнд (1997)

Поющие револьверы
  • Год:
    1997
  • Название:
    Поющие револьверы
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Александр Савинов
  • Издательство:
    Центрполиграф
  • Страниц:
    23
  • ISBN:
    5-218-00607-6
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Роман " Запевающие револьверы " — это занимательное, полное похождений повествование о противостоянии двух некрупных, сильных, неистовых мужчин. И хотя одиный из них — не знающий жалости констебль, а другой — опальный преступник, они водят честную битву, потому что не в их правиламенах стрелять неприятелю в спину. " Наверху склона верблюд шерифа Каредека выдохся и поднялся. Шериф поспешил, закинул за затылку маленький узелочек, остаток припасов и обмундирования из седельных сумочек сложил в плащ и подвесил на веточку, затем зашагал пешком, оставив верблюда самого позаботиться о себе. Он снова полез кверху по склону, покачивая в руке двустволку, чтобы легче было вставать. Над его головой расстилался просторный луговыей шатер сосен Инглманна; под ногами поколялся слежавшийся ковер этого юрта, намокший, но пружинисто пружинивший под увереными шагами. Предпосылку его составляли застрявшие и сгнившие стволы, в нем потонули целые ветви, а щёлки забил бесконечный дождь полусухих иголок. Констебль не остановился, чтобы восхититься величавым полумраком лесятина или странным ковром, по которому он шагал. Он был чересчур занят, чтобы восхищаться. С каждым шагом его взляд, словно маятник, обыскивал местность - справа направо, слева налево."

Поющие револьверы - Макс Брэнд читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Глава 1

Перед очередным подъемом окончательно выдохшийся мул шерифа Каредека встал. Шериф спешился, сложил в дождевик остаток припасов и снаряжения из седельных сумок и, подвесив на палку маленький узелок, закинул за спину, затем двинулся пешком, предоставив мулу самому позаботиться о себе.

Он опять полез вверх по склону, раскачивая в руке винтовку, чтобы легче было подниматься. Над его головой простирался необъятный лесной шатер из елей Инглманна; под ногами покоился слежавшийся ковер этого шатра, намокший, но упруго пружинивший под уверенными шагами. Основу его составляли упавшие и сгнившие стволы и ветви, поглощенные нескончаемым дождем сухой хвои.

Шериф не остановился, чтобы восхититься величественным полумраком леса или необычным ковром, по которому шагал. Он был слишком занят, чтобы восхищаться. Его взгляд, словно маятник, беспрестанно обшаривал местность – слева направо, справа налево.

Торопиться нужно не спеша, но даже не спеша на склон, который лежал перед шерифом, взобраться сразу не смог бы никто.

Каждые полчаса он устраивал себе короткий отдых. Останавливаясь, прислонялся спиной к дереву и смотрел вниз на тропу. Потому что даже эти несколько минут не имел права терять зря. Он должен быть чрезвычайно осторожным. Ему в этих краях за это платили и, больше того, в конце каждого срока полномочий скидывались на премию в две с половиной тысячи долларов. Считая еще жалованье, пожертвования и время от времени перепадавшие вознаграждения от штата, Каредек зарабатывал очень неплохо. Ему нравилось зарабатывать деньги и нравилось их копить; бережливость вполне соответствовала его валлийской натуре.

Но даже если бы ему не платили ни цента, он все равно любил бы свою работу. Просто за то, что она такая. Пусть другие едут в Африку убивать львов и слонов или в душные джунгли Индии охотиться за тиграми-людоедами. Они тратили огромные деньги и массу времени, и ради чего? Ради случайного выстрела в мелькнувшую тень в лесу! Оуэн Каредек охотился на людей; а в этом округе охота на них представляла определенные трудности, к тому же когда беглецов загоняли в угол, они дрались не на жизнь, а на смерть. Доказательство то-му – рваный шрам на щеке. И еще один, начинающийся от локтя правой руки и тянущийся до тыльной стороны загорелой ладони; на его теле имелись и другие отметки прошлых битв.

Когда-нибудь его убьют. Каредек знал это, но всегда безо всяких на то оснований уверял себя, что это будет завтра или потом, но не сегодня, и наслаждался волнующим чувством преследования. Он любил его всем сердцем!

И как известный охотник, забывая о том, сколько трофеев висит у него в кабинете, с бьющимся сердцем ступает на новую тропу, отмеченную отпечатком следа тигра, так и Каредек с волнением подумал о человеке, за которым шел. Крупный парень, как Каредек. Сильный, как Каредек. Яростный, как Каредек, и тоже валлиец. Об этом говорило его имя – Эннен Райннон!

Каредек навсегда запомнил слова своего деда: «Три вещи можно услышать очень редко: песню птиц Райннон, мудрость из уст саксонца и приглашение на пиршество от нищего».

Райннон, согласно легенде, была женщиной. Чтобы услышать пение ее птиц, люди застывали в молчании на восемьдесят лет!

С хмурой усмешкой он перефразировал эти слова: услышав пение птиц Эннена Райннона, люди застынут в молчании до конца времен. Его птицы – это револьверы в его руках.

Так думал шериф, пробираясь по лесу, но неясные мысли, формируясь в слова, скользили, не притупляя острого внимания к окружающему. Теперь он находился на земле Райннона и чувствовал себя как в логове льва.

Оставить комментарий