Главная » Приключения » Одиночка Джек

Одиночка Джек - Макс Брэнд (1997)

Одиночка Джек
  • Год:
    1997
  • Название:
    Одиночка Джек
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Ольга Мыльникова
  • Издательство:
    Центрполиграф
  • Страниц:
    26
  • ISBN:
    5-218-00640-8
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Одинокий индивидуум с огромной дворнягой и револьвером возникает в Джовилле — городе, там царит всесильный Алек Шодресс. Его словечко было законом. На сторонутранице бандитов — силотреть большинства. Но победакция — там, там честь, гуманность и Одиночка Чарли. " Медленно лились темные водички Ист-Ривер, и " Нэнси Лу ", покачиваясь, вставала и опускалась на зыби. Ночь была негромкая, лунная, и трое мужчин на корме дремали под легчайший плеск водички. На реке стояла такая тишь, какой не информационный амтериализуется в городе. Рокот Манхэттена когда-либо не стихает, и где-нибудь за спиной бормочет Лос-анджелес, но все эти звуки были теперь далеко. Дальше и тревожней - катера, пыхтящие на тропе к острову Блэкуэлл; а вот грузовое судно из Чикаго, видение из луча и теней, пройдет мимо, и глубоко внутри-то его урчат автомашины. Но в целом река уютна, только издали доносится слабенький городской гул. У тех двоих, что разместились на широком полуюте яхты, была бутылка подсоленного вина и сигары, чтобы приостановить тепло вечера, рано чем придет полуночная прохлада. Они лишь изредко шевелились, перекидываясь обрывками фразочек. Но собака, пригвозжённая короткой цепочкой к крышке лючка, ни минуты не полулежала на месте."

Одиночка Джек - Макс Брэнд читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Глава 1

Стальной человек

Медленно текли темные воды Ист-Ривер, и «Нэнси Лу», покачиваясь, приподнималась и опускалась на волне. Ночь была тихая, лунная, и двое мужчин на палубе дремали под легкий плеск воды. На реке стояла такая тишь, какой не бывает в городе. Гул Манхэттена никогда не стихает, и где-то за спиной бормочет Бруклин, но все эти звуки были сейчас далеко. Ближе и тревожней – буксиры, пыхтящие на пути к острову Блэкуэлл; а вот пассажирское судно из Бостона, видение из света и теней, проходит мимо, и глубоко внутри его урчат машины. Но в целом река спокойна, только издали доносится слабый городской шум.

У тех двоих, что расположились на широком полуюте яхточки, была бутылка охлажденного вина и сигары, чтобы продлить тепло вечера, прежде чем придет ночная прохлада. Они лишь изредка шевелились, перебрасываясь обрывками фраз. Но собака, прикованная короткой цепью к крышке люка, ни минуты не сидела на месте. Иногда, насколько позволяла цепь, она бросалась к борту яхты или принималась царапать когтями палубу. Снова и снова пес поднимал массивную голову, ощетинивая густую шерсть на загривке и торчком ставя короткие острые угли – как на голове волка, – и из его глотки вырывался низкий, дикий вой, разносившийся над рекой.

– Уйми его! – попросил Дэвид Эпперли, младший из двоих братьев. – Уйми же его наконец, Эндрю. У меня кровь стынет, когда я его слышу.

– Да пусть Команч поет. – Второй брат хмыкнул. – Бедный чертяка не развлекался с тех самых пор, как я его поймал.

– А как он развлекался?

– Он сожрал семь собак из моих двенадцати; ясно, это для него развлечение.

– Семь из двенадцати! Ты что, натравил на него шелудивых дворняжек?

– Я тебе скажу, что это были за псы. Здоровенные дьяволы! Старые, матерые волкодавы. Быстрые, как борзые, а хватка, как у мастиффов. Вдвоем-втроем они брали любого волка. А вот Команча взять не смогли. Это была свалка, доложу я тебе! Я до смерти был рад, когда мы заарканили его! Бог ты мой, Дэйв, он разодрал два ремня, будто у него не зубы, а стальные клинки!

– Веревка, наверное, была гнилая.

– Веревка, говоришь? Сыромятные ремни! Точно гибкая сталь. Но его зубы – тоже закаленная сталь! Заткнись же, Команч!

Эндрю прикрикнул на волкоподобного пса, огромное тело которого сотрясалось от воя. Пес оборвал вой и внезапно прыгнул на обидчика, сколько позволила цепь. Широкий ошейник дернул его назад, зубы щелкнули, глаза вспыхнули зеленым огнем ненависти, когда он пытался дотянуться до хозяина.

– Ну разве не милашка? – спросил Эндрю Эпперли.

– В один прекрасный день он оборвет эту ржавую цепь. И прикончит тебя, Энди.

Брат кивнул.

– Я завтра же заменю ее!

– Замени лучше волка. Ларкин его не возьмет. Ты обещал мне, что уберешь этого четвероногого убийцу, если Ларкин не сможет его укротить. Ларкин приручал и пантер, и тигров, но считает, что с этой тварью он ничего не может поделать.

– В общем-то скверный пес, – согласился старший брат. – Но думаю, подберу ключик к его сердцу. Хочется думать, что он полюбит меня так же сильно, как сейчас ненавидит. Ну, скажи, псина, правда?

– Чего ради, Эндрю? Даже если тебе удастся то, чего не удавалось еще никому?

– Чего ради, спрашиваешь ты? Это же лучший в мире телохранитель. Нам на Западе понадобятся телохранители. Я знаю с дюжину деловых ребят, которые будут счастливы всадить мне пулю между лопаток. А такая собачка…

– Собачка? Не путай, Эндрю, на нем прямо-таки написано, что он волк!

– Взгляни на него повнимательней! Дикие волки ниже. И потом, он коричневого окраса. Вообще его шкура красивей, чем у волка. А главное, когда я взвесил его, – Команч был тощий, хуже, чем сейчас, – он потянул на сто пятьдесят фунтов. Дикие волки никогда не бывают такими здоровенными. Нет, Дэйв, в нем, несомненно, течет собачья кровь, может быть, даже сенбернара.

Оставить комментарий