Главная » Детективы и триллеры » Приключения Шерлока Холмса. Мой друг, убийца (сборник)

Приключения Шерлока Холмса. Мой друг, убийца (сборник) - Артур Конан Дойл

Приключения Шерлока Холмса. Мой друг, убийца (сборник)
«Приключения Шерлока Холмса» – сборник рассказов о английском детективе и его приятеле медике Ватсоне. Изобретательные сюжеты, четкость манеры, искусство рассказчика – вот те свойства, которые принесли создателю и его персонажу всемирную популярность и читательскую приверженность. “Для Шерлока Холмса она всякий раз была «Этой Женщиной». Я практически не слышал, дабы он именовал ее как-либо по другому. Как он считал, она превосходила всех представительниц собственного пола, пребывала на недоступной для иных дам возвышенности. Нет, практически никаких ласковых эмоций к Ирен Адлер, что больше любви, он не чувствовал. Всевозможные похожие ощущения были чужды его прохладному, четкому, сверенному и безупречно равновесному интеллекту. Мне сам Холмс представлялся быстрее эдакий закономерной мыслительной автомобилем, наилучшей из когда-нибудь существовавших на земле, но уж никоим образом не пылким влюбленным. Он ни разу в том числе и не гласил о сердечных делах, а в случае если и гласил, то лишь только с издевкой, подтрунивая над собеседниками. Надобно заявить, что сама по для себя влечение как появление для моего приятеля была очень важным моментом для комментарии действий такого или же другого человека, осознания их мотивов.»

Приключения Шерлока Холмса. Мой друг, убийца (сборник) - Артур Конан Дойл читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2009, 2011

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2009

Никакая часть данного издания не может быть скопирована или воспроизведена в любой форме без письменного разрешения издательства

Приключения Шерлока Холмса

Дело I. Скандал в Богемии

I

Для Шерлока Холмса она всегда была «Этой Женщиной». Я почти не слышал, чтобы он называл ее как-либо иначе. Как он считал, она превосходила всех представительниц своего пола, находилась на недосягаемой для других женщин высоте. Нет, никаких нежных чувств к Ирен Адлер, тем более любви, он не испытывал. Любые подобные чувства были чужды его холодному, точному, выверенному и идеально сбалансированному разуму. Мне сам Холмс представлялся скорее эдакой логической мыслительной машиной, лучшей из когда-либо существовавших на земле, но уж никак не пылким влюбленным. Он никогда даже не говорил о сердечных делах, а если и говорил, то только с насмешкой, подтрунивая над собеседниками. Надо сказать, что сама по себе страсть как явление для моего друга была весьма необходимым фактором для объяснения поступков того или иного человека, понимания их мотивов. Однако опытному логику допустить вторжение этого чувства в собственный разум, в свой внутренний мир означало бы вывести из строя тончайший инструмент, требующий в обращении хирургической точности, что могло бы нарушить результаты его работы. Какая-нибудь трещинка в одной из его мощных линз или песчинка в чувствительном измерительном приборе не причинили бы Холмсу столько волнений и тревоги, сколько вызвало бы сильное чувство, вдруг всколыхнувшее его душу. И все же существовала женщина, которую он считал особенной, и этой женщиной была Ирен Адлер, особа весьма сомнительной репутации.

Последнее время я редко виделся с Холмсом. Моя женитьба отдалила нас друг от друга. Счастье, в которое я окунулся с головой, да и домашние заботы, возникающие у мужчины, когда он впервые обзаводится собственной семьей, поглотили все мое внимание. Холмс же, богемный дух которого противился любым формам светского общества, остался в нашей квартире на Бейкер-стрит, закопался в старые книги и мог неделями доводить себя кокаином{1} до полусонного состояния. Это состояние чередовалось у него с бурными всплесками неимоверной энергии, присущей его жаждущей действий натуре. Его по-прежнему привлекали исследование и разгадка преступлений. Все свои огромные способности и выдающееся умение делать выводы он употреблял на то, чтобы находить и связывать оборванные нити, распутывая тайны, которые оказывались не по зубам полицейским сыщикам из Скотленд-Ярда. Время от времени до меня доходили кое-какие слухи о том, чем он занимался: о его поездке в Одессу в связи с убийством Трепова{2}, о том, как он раскрыл загадочную трагедию братьев Аткинсон из Тринкомали{3}, наконец, о том, как блестяще и деликатно справился он с поручением, полученным от королевского дома Голландии. Однако, помимо этих признаков активности, о которых я, как и остальные читатели, узнавал из ежедневных газет, я мало что слышал о своем друге и бывшем соседе.

Оставить комментарий