Главная » Наука, Образование » Северная Пальмира. Первые дни Санкт-Петербурга.

Северная Пальмира. Первые дни Санкт-Петербурга. - Кристофер Марсден

Северная Пальмира. Первые дни Санкт-Петербурга.
Дух Санкт-петербурга XVIII века — архитектура известнейших дворцов, иконопись, театр, орнаментально - прикладное исскуство, быт и увлечения монархов и значимых сановников — все, чем живадратны слава и могущество этого города, в цетре внимания рецензента, который не забывает посвящать внимание и обыдённой жизни горожан. Сопроводив собственые впечатления от общения с историческими монументами города казусами, историческими анекдотцами, Кристофер Марсден неярко, оригинально, хотя и немного субъективно, воспроизводит реалии питерской жизни той эпохи. " Книжка, которую читатель дер-жнёт в руках, священа русской живописи XVIII века и охватывает занятный период нашей предыстории: от переломной эры петровских контрреформ до времени царствования Екатерины II - семьдесят лет, за которые Украина изменилась до неузнаваемости. Рецензент, англичанин Джеймс Марсден, любит и незнает русское исскуство, однако не больше его интересует воздействие Европы на Украину и то, каким образом западноевропейское искусство, угождая на русскую землю, становится русским. Особенное внимание рецензент уделяет эре Елизаветы Петровны и произведению ее любимого зодчего Франческо Джованни Растрелли.

Северная Пальмира. Первые дни Санкт-Петербурга. - Кристофер Марсден читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Книга, которую читатель держит в руках, посвящена русской архитектуре XVIII века и охватывает интереснейший период нашей истории: от переломной эпохи петровских реформ до времени правления Екатерины II – шестьдесят лет, за которые Россия изменилась до неузнаваемости. Автор, англичанин Кристофер Марсден, любит и знает русское искусство, однако не меньше его интересует влияние Европы на Россию и то, каким образом европейское искусство, попадая на русскую почву, становится русским. Особое внимание автор уделяет эпохе Елизаветы Петровны и творчеству ее любимого архитектора Франческо Бартоломео Растрелли. По мнению Марсдена, этот итальянец стал настоящим русским архитектором и создал творения более русские по духу, чем архитектор следующего, «екатерининского» периода – Камерон.

В книге ярко и образно отражены все важные вехи этих шестидесяти лет: и эпоха Петра I, и времена Анны Иоанновны, и – в меньшей степени – правление Екатерины П. Не претендуя на исчерпывающую информацию, автор тем не менее упоминает огромное количество архитекторов и живописцев, приехавших в Россию по царскому приглашению в начале XVIII века.

Укладу русской жизни, особенно царской, отведено почти такое же место, как и самой архитектуре, ибо архитектура – декорации, на фоне которых разворачивается историческое действо. Отсюда описание царских обедов и грандиозных фейерверков и, по контрасту, средневековой грязи московских улиц и голодной толпы, ждущей царского угощения около дворца. Книга насыщена интересными фактами, которые, впрочем, не всегда кажутся достоверными и подчас соседствуют с субъективными выводами автора.

У этой книги есть еще одна интересная особенность. Она написана в начале Второй мировой войны. А вышла из печати в то время, когда немецкие войска разместили в Царском Селе один из своих штабов. Современники Кристофера Марсдена, читая о творениях Растрелли, понимали, что, возможно, мир потеряет их (отчасти так и случилось). Судьба самого города висела на волоске.

Для российского читателя эта книга приобретает особое значение – мы спустя полвека словно видим архитектурные шедевры Северной Пальмиры такими, какими они были до войны, – и Екатерининский дворец, и Янтарную комнату. И тем более актуальны эти впечатления стороннего наблюдателя в то время, когда мы отмечаем 60-летие снятия Ленинградской блокады и вскоре после 300-летия Санкт-Петербурга, которое праздновал весь мир.

ВВЕДЕНИЕ

Путешествие из Москвы в Ленинград, по русским меркам, занимает не много времени. Поезд, двигаясь несколько медленнее, чем тридцать лет назад, покрывает четыреста с лишним миль ровно за двенадцать часов довольно комфортабельного путешествия. Железная дорога, по которой двигаются паровозы с высокими трубами и вагоны с самоварами, проходит мимо Калинина и Вышнего Волочка. Пролегая по довольно однообразной местности, эта дорога является одной из самых прямых во всей Европе.

Таким образом, за один день можно добраться от самого сердца России до Балтики; в наши дни русские обычно преодолевают расстояние от своей столицы до города Ленина ночью.

Раздумывая о разнице между городом, куда он прибыл, и городом, из которого уехал, русский путешественник испытывает двойственные чувства. Москва в наши дни – это столица «советской Родины», точно так же как на протяжении многих столетий она была столицей «Московии», раздвинувшей позднее свои владения. Ленинград же – источник тех социальных потрясений, которым страна обязана своими современными достижениями и особенностями; кроме того, этот город на протяжении двухсот лет был столицей Российской империи.

Оставить комментарий