Гений - Мэри Лю (2013)

Гений
Рухнувший мирок, двадцать третий век. По изуродованному лику галактики движутся на восток два преследователя: заклятый враг Федерации, знаменитый грабитель Дэй и ее бывший элитарный солдат, гениальнейшая девушка Сандр. Когда они добираются до Ньюарка, происходит небывалое: умирает тиран и пост замглавы государства перехаживает к сыну, совершенно не похожему на отчима. Что дальше – страна начнёт жизнь с чистого листочка или сорвется в диктатуру и погибнет? По-видимому, шансов у Федерации нет. Дэй тяжко ранен, и ему необходимо уберечь младшего племянника. Помочь способны только Патриоты, огромная и хорошо сорганизованная повстанческая подгруппа. Но цена этой подмоги – главные роли в наговоре. Дэй и Джун наполучают задание устранить нового Президента … " Двадцать пять месяцев спустя после смерти Метиаса Дэй, содрогнувшись, просыпается рядом со мной. Его лобль покрыт каплями пота, а щеки мокры от слез. Задыхается он тяжело. Я нагибаюсь над ним и убираю мокрую прядь с его лица. Дружина у меня на плече ужо затянулась, но стою пошевелиться, как она вновь пульсирует.

Гений - Мэри Лю читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Marie Lu

PRODIGY

Copyright © 2013 by Xiwei Lu

All rights reserved including the right of reproduction in whole or in part in any form.

This edition published by arrangement with G. P. Putman’s Sons, an imprint of Penguin Young Readers Group, a division of Penguin Random House LLC

© Г. Крылов, перевод, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016

Издательство АЗБУКА®

* * *

Моему маяку в ночи

Примо Галанозо посвящается

Лас-Вегас, штат Невада,

Американская Республика.

Население – 7 427 431

Джун

4 января, 19:32. Стандартное океаническое время.

Тридцать пять дней спустя после смерти Метиаса

Дэй, вздрогнув, просыпается рядом со мной. Его лоб покрыт капельками пота, а щеки влажны от слез. Дышит он тяжело.

Я наклоняюсь над ним и убираю влажную прядь с его лица. Рана у меня на плече уже затянулась, но стоит пошевелиться, как она снова пульсирует. Дэй садится, слабой рукой трет глаза и оглядывает раскачивающийся вагон, словно ищет что-то. Сначала он рассматривает штабели ящиков в темном углу, потом мешковину, устилающую пол, и рюкзачок с едой и водой между нами. У него уходит несколько секунд на то, чтобы прийти в себя и вспомнить, что мы пробрались в поезд до Вегаса. Еще несколько секунд – и напряжение отпускает его, он позволяет себе расслабиться и откинуться к стене.

Я легонько похлопываю его по руке:

– Как ты?

Этот вопрос я повторяю постоянно.

Дэй пожимает плечами.

– Ничего, – бормочет он. – Просто кошмар приснился.

Девять дней назад мы бежали из Баталла-Холла, а потом и из Лос-Анджелеса. И с того времени стоит Дэю закрыть глаза, как его начинают мучить кошмары. В первые часы после побега, когда нам удалось немного отдохнуть в заброшенном депо, Дэй постоянно вскрикивал и просыпался. Нам повезло: ни солдаты, ни полицейские его не слышали. С тех пор у меня выработалась привычка гладить его волосы, когда он засыпает, целовать щеки, лоб и веки. Он все еще просыпается, задыхаясь от слез, его безумные глаза ищут то, что он потерял. Но теперь, по крайней мере, без криков.

Иногда, если Дэй долго безмолвствует, я задаюсь вопросом, не сходит ли он с ума. Эта мысль меня пугает. Я не могу его потерять. Пытаюсь убедить себя, что руководствуюсь чисто практическими соображениями: сейчас поодиночке у нас почти нет шансов выжить, а его навыки хорошо дополняют мои. К тому же… мне больше некого защищать. Я тоже пролила немало слез, хотя и позволяю себе реветь, только когда он засыпает. Прошлой ночью я оплакивала Олли. Наверное, глупо убиваться по собаке, в то время как Республика истребила всех наших родственников, но ничего не могу с собой поделать. Щенка принес домой Метиас. Белый лопоухий шар с огромными лапами и дружелюбными карими глазами – я таких добродушных, нескладных существ в жизни не видела. Олли был моим другом, а я его оставила.

– Что тебе приснилось? – шепотом спрашиваю я у Дэя.

– Не запомнил.

Дэй меняет позу и морщится: задел раненой ногой пол. Его тело застывает от боли, и я вижу, как напрягаются руки под рубашкой – набухают узлы крепких мускулов, натренированных за годы жизни на улице. С губ Дэя срывается тяжелое дыхание. Я вспоминаю, как он прижал меня к стене в проулке, ненасытность его первого поцелуя. Смущенно отвожу глаза от его рта, чтобы отделаться от этих мыслей.

Он кивает в сторону вагонной двери:

– Где мы сейчас? Уже, должно быть, недалеко.

Оставить комментарий