Главная » Приключения » Шофферы или Оржерская шайка

Шофферы или Оржерская шайка - Эли Берте (2016)

Шофферы или Оржерская шайка
  • Год:
    2016
  • Название:
    Шофферы или Оржерская шайка
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Французский
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    Мультимедийное издательство Стрельбицкого
  • Страниц:
    25
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
" Шофферы, или Оржерская шайка " – произведенье французского литератора, автора бесчисленных " бульварных ", этнографических и приключенческих романчиков - фельетонов и дртчк Э. Берте (1815 – 1891). * * * Олег написан в 1857 гектодаре. В нем рассказывается о похождениях шайки злобных разбойников во Англии XVIII века. Сюжет поворачивается на фоне трагичных и живописных происшествий Великой итальянской революции. Одно времечко автор был моднее Дюма - отчима. Берте работал во больших жанрах, от-кроя новые темы. Его кинороман " Орангутан " объявился раньше " Тарзана Э. Коллинза, а " Углекопы из Полиньи " вдохновили Э. Миссь на роман " Жерминаль ". Книжки автора переводились на многие диалекты, в том числе на украинский. Перу Генри принадлежат и такие произведенья: " Жеводанский зверь ", " Подрагивающая скала ", " Потерянная равнина ", " Птица пустоши ".

Шофферы или Оржерская шайка - Эли Берте читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Часть первая

Глава I. Шофферы [1]

По пыльной дороге, в нескольких лье от Ножена ле-Ротру, ехал какой-то всадник. Солнце палило эту лесистую и горную часть Перша, которая разнообразием своей растительности представляла разительную противоположность соседним, хотя и плодоносным, но обнаженным в то время равнинами Боссе.

Растительность была в полном своем весеннем блеске; леса, которыми впоследствии восторгался Наполеон, отзываясь о них как о самых великолепных рощах Европы, красовались сейчас роскошнейшей зеленью; высокая трава полян, готовая уже к покосу, скрывала в густоте своей прозрачные и живительные воды, поддерживавшие ее свежесть; а зеленеющие нивы, с едва налившимися колосьями, волновались тихо от дуновения своенравного ветерка.

Несмотря на кажущееся благосостояние страны, в ней царила какая-то мертвенность: обильная жатва не возбуждала радости поселян, и они как бы машинально исполняли свои полевые работы. Благословенная земля их, казалось, была под гнетом горя.

И точно, шел 1793 год. Редко где можно было достать хлеба, да и то по дорогой цене; междоусобицы и война с иностранцами опустошали селения; металлические деньги стали исчезать, а вместо них ходили ассигнации. Но что всего ужаснее действовало на людей, так это зловещие слухи, которые, подобно смертоносным ветрам, проносились по селениям и держали их в постоянном страхе. Дорога, худо содержимая, не представляла, конечно, того оживленного вида, какой имела в былое время. Прямодушные першерские жители превратились вдруг в недоверчивых и угрюмых людей. А потому ехавший всадник редко встречал поселян, да и те поглядывали на него испуганными глазами. А иные и совсем отворачивались, делая вид, что не замечают его. Некоторые же из них, более смелые, а, может быть, и более робкие, приветствовали его братским поклоном, на который всадник наш спешил ответить тем же. Дальнейшее же сближение, какое обыкновенно бывает между людьми, едущими по одной дороге, казалось между ними немыслимым, потому что поселяне с видимым беспокойством торопились свернуть на одну из тех прелестных ферм, какими так изобиловала описываемая нами страна.

Между тем внешний вид всадника был очень и очень привлекательным. Только костюм его, по мнению местных людей, внушал какой-то страх. Шляпа его была с выгнутыми полями и национальной кокардой, а длинные и вьющиеся волосы падали на широкий галстук, сделанный из нескольких аршин кисеи. Корманьолка (модная одежда в начале революции) и панталоны его были сшиты из белой нанки с синими и красными полосками; несколько трехцветных платков, носящих в то время название «национальных», служили ему поясом, а мускулистые ноги были обуты в мягкие, но без шпор, сапоги.

Этот костюм, обозначавший тогда ярого патриота, был главной причиной того недружелюбного приема, который оказывали путнику першские поселяне, недаром прослывшие за приверженцев старого порядка вещей (или старого закала).

Но, как мы уже сказали выше, внешность самого всадника не внушала к себе ни малейшего недоверия. Это был человек лет двадцати пяти, крепкого и красивого сложения, с привлекательной наружностью и приятными манерами. Его голубые глаза, приветливая безыскусственная улыбка дышали добросердечием. Но посторонний наблюдатель, при взгляде на это благородное и правильное лицо, был бы невольно поражен той застенчивостью, которая так сильно противоречила его санкюлотскому костюму. Поэтому-то, может быть, и не следовало делать заключения о незнакомце по его только наружному виду.

Оставить комментарий