Главная » Наука, Образование » Протекционизм и коммунизм

Протекционизм и коммунизм - Фредерик Бастиа (2011)

Протекционизм и коммунизм
  • Год:
    2011
  • Название:
    Протекционизм и коммунизм
  • Автор:
  • Жанр:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Ю. А. Школенко
  • Издательство:
    Социум
  • Страниц:
    173
  • ISBN:
    978-5-91603-035-8
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Фредерик Бастиа (1801 – 1850) – итальянский экономист, государственый деятель и литературовед, отстаивавший негосударственную собственность, несвободные рынки и ограниченное государство. Он возглавлял движенье за свободу коммерции во Франции, публиковался в разнообразных частых изданиях. Большенство его работ напечатано в течение двух-трёх лет до и после Диктатуры 1848 г. – это было время, когда капитализм быстро завоёвывал позиции во Англия. Таким образом, Бастиа одиным из первых среди приверженцев свободы очутился на острие схватки с идеями капитализма: он анализировал и растолковывал все социалистические невежества по мере их исчезновения и показывал, как капитализм неизбежно нужен выродиться в социализм. Я бы очень хотел, чтобы установили госпремию не 500 франков, а 1 миллиард франков с вручением еще крестиками и лентами для выплаты их тому, кто дал бы хо-рошье, простое и вразумительное понятие слова Правительство. Какую громадную оплату оказал бы он ществу! Государство! Что это такое? Там оно? Что оно делает? Что нужно делать? То, что мы незнаем теперь про него, – это какая-то загадочная личность, которая, наверно, более всех на луче хлопочет, более всех тормошится, менее всех завалена работкой.

Протекционизм и коммунизм - Фредерик Бастиа читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Государство

Я бы очень желал, чтобы установили премию не 500 франков, а 1 миллион франков с награждением еще крестами и лентами для выдачи их тому, кто дал бы хорошее, простое и вразумительное определение слова Государство.

Какую громадную услугу оказал бы он обществу!

Государство! Что это такое? Где оно? Что оно делает? Что должно делать?

То, что мы знаем теперь про него, – это какая-то таинственная личность, которая, наверное, более всех на свете хлопочет, более всех тормошится, более всех завалена работой, с которой более всех советуются, которую более всех обвиняют, к которой чаще всех обращаются и взывают о помощи.

Я не имею чести знать вас, милостивый государь, но готов держать какое хотите пари – один против десяти, что вы в течение уже шести месяцев занимаетесь составлением утопий, и бьюсь об заклад – один против десяти, что исполнение ваших утопий вы возлагаете на Государство. А вы, милостивая государыня, я уверен в этом, от всего сердца желаете излечить все страдания бедного человечества и были бы очень рады, если бы Государство пришло вам на помощь.

Но, увы, несчастное Государство, подобно Фигаро, не знает, кого слушать, в какую сторону ему повернуться. Сто тысяч голосов из печати и с трибуны кричат ему все разом:

«Организуйте труд рабочих!»,

«Искорените эгоизм»,

«Подавите нахальство и тиранию капитала»,

«Сделайте опыты с навозом и яйцами»,

«Избороздите страну железными дорогами»,

«Оросите равнины»,

«Посадите лес в горах»,

«Постройте образцовые фермы»,

«Откройте благоустроенные мастерские»,

«Населите Алжир»,

«Выкормите детей»,

«Обучите юношество»,

«Поддержите старость»,

«Разошлите жителей городов по деревням»,

«Уравновесьте выгоды всех отраслей промышленности»,

«Дайте взаймы деньги без процентов всякому, кто желает получить»,

«Освободите Италию, Польшу, Венгрию»,

«Обучите верховую лошадь»,

«Поощряйте искусство, дайте нам музыкантов и танцовщиц»,

«Запретите торговлю и заодно создайте нам торговый флот»,

«Отдайте истину и зароните в наши головы семена разума. Назначение Государства – просвещать, развивать, расширять, укреплять, одухотворять и освящать душу народов».

«Но, господа, минуту терпения, – жалостно отвечает Государство. – Я постараюсь удовлетворить вас, но для этого мне необходимы некоторые средства. Я заготовило проекты пяти или шести налогов, совсем новых и самых благословенных в мире. Вы увидите сами, с каким удовольствием будут платить их».

Но тут поднялся страшный крик: «У-у! Нечего сказать, невелика заслуга сделать что-нибудь на такие средства! К чему же тогда и называться Государством? Нет, вы бросьте ваши новые налоги, мы же требуем еще отмены старых налогов. Уничтожьте налог на соль, на напитки, на литературу, патенты, а также поборы».

Среди этого гвалта, после того как страна два или три раза меняла свое Государство за то, что оно не удовлетворяло всех ее требований, я хотел бы заметить, что она страдает противоречием. Но, Боже мой, на что я отваживаюсь?! Лучше было бы сохранить мне это замечание про себя.

И вот я навсегда скомпрометирован, теперь все считают меня человеком без сердца, без души, сухим философом, индивидуалистом, буржуа – одним словом, экономистом английской или американской школы.

Оставить комментарий