Главная » Проза » Книга Аарона

Книга Аарона - Джим Шепард (2015)

Книга Аарона
  • Год:
    2015
  • Название:
    Книга Аарона
  • Автор:
  • Жанр:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Виктория Гривина
  • Издательство:
    Клуб Семейного Досуга
  • Страниц:
    23
  • ISBN:
    978-617-12-1839-0, 978-617-12-1479-8, 978-5-9910-3693-1, 978-1-101-87431-8, 9786171218383
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Скупой на ласку отчим, вечно занятая работкой мать, хворой брат – шестилетний Аарон выделен самому себе, как и все его сверстники из несчастного района Праги. Только один индивидуум на этих улицах печется о детях – Анджей Корчак, Престарый Доктор из вдовьего приюта. Когда с приездом нацистов иудеи окажутся в смертоносной ловушке гетто, Моисей будет изо всех сил, до предпоследнего бороться за жизнь своей семьитраницы и за жизнь доктора, забравшего свое сердце малышам … Джим Шепард - популярнейший американский литератор, киносценарист. В предпосылке написанных им романчиков и рассказов завсегда лежат действительные события, о которых он поведывает от лица главных персонажей. К исторической правдоподобности присоединяется стилевая точность, тончайший психологизм. Его кинороман " Книга Моисея ", награжденный в 2016 гектодаре медалью Луиз Броуди за достижения в иудейской литературе, выносит читателей в обстановку варшавского гетто, чтобы от лица шестилетнего мальчика поведать его выдающуюся предысторию.

Книга Аарона - Джим Шепард читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Jim Shepard, 2015

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2016

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2016

© ООО «Книжный клуб “Клуб семейного досуга”», г. Белгород, 2016

Эта книга – художественное произведение. Все имена, лица, места и события являются вымышленными или представлены в художественном переосмыслении. Какое-либо сходство с реально существующими или существовавшими лицами, событиями или местами – совпадение.

* * *

Посвящается Иде

МАМА И ПАПА ДАЛИ МНЕ ИМЯ ААРОН, но папа говаривал, что следовало назвать меня «Что ты натворил», а дядя всем твердил, что меня нужно было назвать «О чем ты вообще думал». Я бил пузырьки с лекарствами, раскалывая их один о другой, и выпускал из клеток соседских домашних питомцев. Мама повторяла, что папа не должен бить маленького ребенка, но отец отвечал, что одного злоключения мне будет мало, а дядя уверял ее, что мое безумное поведение было преступлением по отношению к остальным членам семьи.

Когда я жаловался, мама напоминала, что я сам виновник своих бед и что в нашей семье на боль в зубе принято отвечать шлепком по другой щеке. Мой старший брат постоянно повторял, что у нас никогда не было ни колыбели под спиной, ни подушки под голову. Почему бы тебе не жаловаться побольше, язвительно предлагала мама. Из твоих жалоб можно было бы развести огонь в печи.

Дядя был родным братом матери. Именно он стал называть меня Шимайя, потому что я делал кучу вещей, при виде которых дядя прикладывал палец к кончику носа и произносил: «Бог все слышит». Мы жили в Паневежисе неподалеку от литовской границы в одном доме с другой семьей. Занимали переднюю комнату, в которой было окно с четверным застеклением и большая печь с жестяным листом сверху. Папа постоянно исчезал в поисках денег. Какое-то время он торговал звериными шкурами. Мама хотела бы, чтобы он занялся чем-нибудь другим, но он неизменно отвечал, что у Папы Римского и крестьянина разные задачи. Она мыла пол у чужих людей, и, когда уходила на день, соседи творили, что им вздумается. Они воровали нашу еду и вышвыривали наши вещи на улицу. Когда мама, усталая, возвращалась, ей приходилось с ними ругаться из-за того, как они с нами обращались, а я в это время обычно прятался за кучей мусора во дворе. Когда возвращались старшие братья, они тоже вступали в перепалку. Где Шимайя, спрашивали они, когда все заканчивалось. А я продолжал сидеть за кучей мусора. При сильном ветре мелкий сор попадал мне в глаза.

Шимайя может заботиться только о себе, постоянно повторял дядя, но я-то сам ничего такого не хотел. Я сам себя отчитывал во время прогулок. Я составлял списки из вещей, над которыми нужно было бы поработать. Годы шли как один мучительный день.

Оставить комментарий