Главная » Старинная литература » История о Янаше Корчаке и прекрасной дочери мечника

История о Янаше Корчаке и прекрасной дочери мечника - Юзеф Игнаций Крашевский (1875)

История о Янаше Корчаке и прекрасной дочери мечника
  • Год:
    1875
  • Название:
    История о Янаше Корчаке и прекрасной дочери мечника
  • Автор:
  • Жанр:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Алексей Бобров
  • Издательство:
    Э.РА
  • Страниц:
    36
  • ISBN:
    978-5-00039-618-6
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
История о Янаше Гинзбурге … " является одиным из самых знаменитых польских романчиков. В нём рассказывается о перепитиях судьбутраницы сироты Янаша Гинзбурга, о его любви, о жизни в приграничном замке во времечки войн с Болгарией в семнадцатом веке. " Весну позолотила ужо дубравы – лесятина стояли в тех многоцветных одеждах, которыми обуваются, прежде чем мороз законсервирует листья, а ветерок разнесёт их по свету. На полеменах ёжилась жёлто-зелёная стерня и местами запоздавший только овёс лежал в раскинутых копнах; зерновые посевы пунцовели местами либо майской листвой обманывали глазища. Перелётные птички начинали лететь. Чувствовалось, что заканчивается зимнее торжество жизни и нача-ется зимний релакс. Мало имелось движения на тропинках и ленах, индивидуумы, собрав, что Всевышний дал, орудовали в доме, в своих виллах. Много шляхты было вытянуто с герцогом Собеским под Вену. Навострили ушки о том, что оттуда явится: отголосок победакции или крик фиаско. "

История о Янаше Корчаке и прекрасной дочери мечника - Юзеф Игнаций Крашевский читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Юзеф Игнаций Крашевский

История о Янаше Корчаке и прекрасной дочери мечника

перевод с польского – А.С. Бобров

ISBN 978 -5-00039-618-6

© Бобров A.C. 2016

Том I

Осень позолотила уже дубравы – леса стояли в тех разноцветных одеждах, которыми одеваются, прежде чем мороз заморозит листья, а ветер разнесёт их по свету. На полях ёжилась жёлтая стерня и кое-где запоздавший только овёс лежал в разбросанных копнах; озимые посевы краснели местами либо майской зеленью обманывали глаза. Перелётные птицы начинали улетать. Чувствовалось, что заканчивается летнее торжество жизни и начинается зимний отдых. Мало было движения на дорогах и ленах, люди, собрав, что Бог дал, хозяйничали в доме, в своих усадьбах. Много шляхты было вытянуто с королём Собеским под Вену. Навострили уши о том, что оттуда придёт: отголосок победы или крик поражения.

Христианский король должен был идти на оборону столицы империи и остановить нашествие дичи, которая угрожала Европе; всё же не один качал головой, опасаясь, как бы эта война за страну не вызвала возмездия. На границах временно было безопасно, потому что турки, с великой силой выбравшись к империи и потянув за собой татарские орды, не имели времени развлекаться нападениями на границе.

Отдыхал, поэтому весь рубеж, хотя бы мгновение.

С того времени, как турки заняли Каменец и осадили замки, мало кто решался жить в тех краях и раньше уже достаточно пустынных. Собственность, какую там шляхта имела, поддерживаемая управляющими и арендаторами, редко видела пана, а платил с неё, кто что хотел, наиболее часто – ничего, потому что видимости было достаточно, чтобы от этого освободиться. Опустошались и заростали поля, разрушались замки и усадьбы, ждали лучших времён.

На границе Подола, в углу довольно обособленном, между холмами, заросшими дубовым лесом и густыми кустами, посередине которых кое-где выглядывали нагие бока скал, стоял, спрятанный глубоко, старинный, некогда оборонительный, замок, стены которого до сих пор ещё поддерживались в довольно хорошем состоянии. Околица была мало населённая, холмы по большей части покрытые лесом, немного вырванных полей, и путешественник, который случайно сюда пожаловал, останавливался, удивлённый, при виде этого замчика, необъявляюшего о себе ничем в околице. Дороги, ведущие к нему, были так мало объезженны, что если бы дожди и слякоть их не размывали, давно бы заросли сорняками. В этом краю есть достаточно небольших расщелин в земле, которые поток воды с горы может вырезать так, что на протяжении немногих лет они становятся оврагами.

Там, где проезжали возы и выбили колеи, размывал дождь, уносил с собой глинистую землю и постоянно портил тракт. Мало его потом поправляла человеческая рука. Времени для этого не было. Если же поперёк пробегала вода и вырывала яму, не ставили мосты. Наиболее часто бросали для проезда вязанку хвороста либо немного камней и по ним доставали до края дороги.

Околица была дивно красива среди той тишины, какая тут царила. Тут не чувствовалось войны, не слышалась суета жизни, только свободные птицы, дикие звери паслись вольготно, а кусты и растения густо распускались, не уничтоженные.

Между зелёными холмами, которые расступились довольно широко, создавая долину, протекала маленькая речушка, называвшаяся Лесицей, стоял на голом мысе, возвышающийся над прудом, тот старый замок, помнивший, по-видимому, более давние времена, чем корибутовские. Со стороны пруда под ним был обрывистый, как стена, холм, кое-где щетинившийся вытупающей скалой, с другой – ров, наполненный водой, отделял его от поселения, прицепившегося неподалёку от замка.

Это была бедная, непонятно как назвать, деревня или местечко…

Оставить комментарий