Главная » Старинная литература » Таинственный незнакомец

Таинственный незнакомец - Марк Твен (1898)

Таинственный незнакомец
  • Год:
    1898
  • Название:
    Таинственный незнакомец
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Абель Старцев
  • Издательство:
    ФТМ
  • Страниц:
    6
  • ISBN:
    978-5-4467-1781-1
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Имя южноамериканского писателя-сатирика Клеймо Твена обширно ведомо в нашей стране. В этот сборник зашли социально-философские произведения Твена, не издававшиеся раньше на российском языке всецело: повести "№ 44, Тайный незнакомец", "Школьная горка", "Три тыс. лет между бактерий" и кое-какие рассказы. Они несут сатирический заряд большущий силы. "Имя южноамериканского писателя-сатирика Клеймо Твена обширно ведомо в нашей стране. Его книжки "Послания с Земли" и "Ежедневник Адама", разоблачающие религиозное лицемерие и ханжество, выходили в Политиздате. В этот сборник зашли социально-философские произведения Твена, не издававшиеся раньше на российском языке всецело: повести "№ 44, Тайный незнакомец", "Школьная горка", "Три тыс. лет между бактерий" и кое-какие рассказы. Они несут сатирический заряд большущий силы. Позапрошлой в ночное время мне показался изумительный сон. Снилось, как будто я сижу, задумавшись, на ступенях крыльца в неком незнакомом мегаполисе. Время позже - полночь или же час ночи. Воздух свежайш и напоен запахами. Не слышно ни людского голоса, ни шагов запоздалого пешехода. Ни раз звук не не соблюдает мертвую тишину, неужели собственно что глухо пролает собака и эхом ей откликнется иная."

Таинственный незнакомец - Марк Твен читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Глава I

Шла зима 1590 года. Австрия была оторвана от всего мира и погружена в сон. В Австрии царило средневековье, – казалось, ему не будет конца. Иные даже считали, пренебрегая счетом текущего времени, что, если судить по состоянию умственной и религиозной жизни в нашей стране, она еще не вышла из Века Веры. Это говорилось в похвалу, не в укор, так всеми и принималось и даже служило предметом тщеславия. Я отлично помню эти слова, хоть и был маленьким, и помню, что они доставляли мне удовольствие.

Да, Австрия была оторвана от всего мира и погружена в сон, а наша деревня спала крепче всех, потому что была в самом центре Австрии. Она мирно почивала в глубоком одиночестве, среди холмов и лесов. Вести из окружающего мира не достигали ее, не смущали ее грез, и она была счастлива. Прямо перед деревней протекала река, медлительные воды которой были украшены отраженными в ней облаками и тенями барж, груженных камнем. За деревней лесистые кручи вели к подножью высокого утеса. С утеса, хмурясь, глядел огромный замок, стены и башня которого были увиты диким виноградом. За рекой, милях в пяти левее деревни, тянулись густо поросшие лесом холмы, рассеченные извилистыми лощинами, куда не заглядывал луч солнца. Справа, где утес поднимался высоко над рекой, между ним и холмами, о которых я веду речь, лежала обширная равнина, усеянная крестьянскими домиками, прячущимися в тени раскидистых деревьев и фруктовых садов.

Весь этот край на многие мили кругом искони принадлежал владетельному князю. Княжеская челядь поддерживала в замке образцовый порядок, однако ни князь, ни его семейство не приезжали к нам чаще, чем раз в пять лет. Когда они приезжали, казалось, что прибыл сам господь бог в блеске своей славы. Когда же они покидали нас, воцарялась тишина, подобная глубокому сну после разгульного празднества.

Для нас, мальчишек, наш Эзельдорф был раем. Ученьем нас не обременяли. Нас учили прежде всего быть добрыми христианами, почитать деву Марию, церковь и святых мучеников. Это – главное. Знать остальное считалось необязательным и даже не очень желательным. Наука совсем ни к чему простым людям: она порождает в них недовольство своей судьбой; судьба же их уготована господом богом, а бог не любит того, кто ропщет.

У нас в деревне было два священника. Первый, отец Адольф, был ревностным и усердным священнослужителем, и все уважали его.

Возможно, встречаются священники и получше, чем наш отец Адольф, но в общине не помнили ни одного, кто внушал бы своим прихожанам такое почтение и страх. Дело было в том, что он не боялся дьявола. Я не знаю другого христианина, о котором я мог бы это сказать с такой твердой уверенностью. По этой причине все боялись отца Адольфа. Каждый из нас понимал, что простой смертный не решится себя вести так отважно и самоуверенно. Никто не похвалит дьявола, все осуждают его, но делают это без дерзости, с долей почтения. Что ж до отца Адольфа, то он честил дьявола всеми словами, какие попадались ему на язык, так что невольного слушателя охватывал трепет. Бывало, он отзывался о дьяволе насмешливо и с презрением, и тогда люди крестились и поспешали прочь, боясь, как бы с ними не приключилось чего худого.

Если уж все говорить, отец Адольф не раз встречался с дьяволом лично и вступал с ним в поединок. Отец Адольф сам об этом рассказывал, не делал из этого тайны. И он говорил правду: по крайней мере, одно из его столкновений с дьяволом подтверждалось вещественным доказательством. В пылу разгоревшейся ссоры он бесстрашно швырнул однажды в противника бутылкой, и в том самом месте, где она разбилась, на стене его кабинета осталось багряное пятно.

Оставить комментарий