Запах золота - Джеймс Хедли Чейз (1969)

Запах золота
Кто-то сказал намедни, что деньги не запахнут. " Это спорный вопрс ", — утверждают рецензенты сборника " Аромат золота ": Э. Моисей в романе " Ловушка ", рассказывающем о схватке двух родных племянников с мафией; Дж. X. Джеков в романе " Аромат золота ", демонстрирующем до какой низости можетесть дойти индивидуум, жаждущий бюрократии; Р. Макдональд в " Движущейся задачи " — драматическом изложении о том, как подчас деньги делаются для человека дешевее самых родных людей. " Барни, вытянувшись на койке и вяло следя взлядом за бледным лучом раскачивающейся лампочки, дал себя практически убаюкать равномерной рулевой качкой. Времечко от времени до него слышался назойливый стук гафеля шхуны " Элизабет Хэммонд ". "

Запах золота - Джеймс Хедли Чейз читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Глава 1

Майское солнце, заливая Париж бриллиантовыми лучами, делало город еще краше. Через громадное окно своего кабинета Джон Дорн, шеф французского отделения ЦРУ, любовался изумрудной листвой деревьев, красивыми девушками в нарядных костюмах и запруженной, как обычно, толпой народа площадью Согласия. Весь его вид излучал довольство.

Бросив рассеянный взгляд на несколько досье, веером разложенных на столе, и отметив, что ничего срочного в них нет, он удобнее устроился в кресле и снова повернулся к окну.

Прослужив тридцать девять лет в ЦРУ, Дорн в свои шестьдесят шесть был еще довольно крепким мужчиной и имел все основания гордиться своей карьерой. Он занимал ответственный пост директора французского отделения ЦРУ – по существу, его уговорили продолжить свою деятельность, несмотря на то, что он уже давно перешагнул через пенсионный возраст. Это было несомненным доказательством, что его работа была и остается безупречной и он вправе считать себя здесь незаменимым.

Дорн был мужчиной небольшого роста, подвижным и немного смахивал на птицу. Из-за стекол очков без оправы живо поблескивали его глаза. Он больше походил на преуспевающего банкира, чем на шефа всесильной организации. Тем не менее это был хитрый и решительный директор чрезвычайно эффективной по своей деятельности организации, влияние и финансовое могущество которой были столь значительны, что только идиот мог не понимать масштабы и значительность его власти.

В тот момент, когда Дорн любовался девушкой в мини-юбке, пережидающей красный свет светофора, чтобы перейти улицу, и являющейся как бы живым воплощением этого весеннего утра, на столе зазвонил телефон.

Дорн недовольно поморщился. Телефон был сущим проклятием в его жизни. Всякий раз, когда он пытался воспользоваться предоставившейся минутой отдыха, звонок разрушал атмосферу покоя. Сняв трубку, он раздраженно произнес:

– Да?

Мэвис Пол, личный секретарь, доложил:

– Капитан О'Халлаген на линии. Соединить?

Капитан Тим О'Халлаген курировал действия всех секретных агентов ЦРУ в Европе, был правой рукой Дорна и его другом. Дорн вздохнул. Каждый раз звонок Тима возвещал об очередных неприятностях.

– Соединяйте… Слушаю, Тим!

– Доброе утро, шеф. Включите систему защиты от подслушивания.

Тон капитана не оставлял сомнений в серьезности сообщения.

«А ведь это действительно неприятности!» – с сожалением подумал Дорн, включая систему защиты.

– Сделано, Тим… Так что там у вас случилось?

– Я только что получил сообщение от Алека Хаммера. Это наблюдатель в аэропорту Орли. Он сказал, что Генри Шерман только что прилетел ночным самолетом из Нью-Йорка. Он загримирован и путешествует с фальшивым паспортом.

Дорн мигнул. У него мелькнула мысль, а не ослышался ли он. Ведь что ни говори, а шестьдесят шесть лет приличный возраст.

– Как вы сказали? Кто прибыл?

– Генри Шерман. Тот самый Генри Шерман!

Дорн вдруг почувствовал, как вся кровь бросилась ему в голову.

– Что вы здесь мелете? Подшутить надо мной решили, черт возьми!

– Генри Шерман только что покинул аэропорт Орли и направляется в Париж, – терпеливо повторил О'Халлаген.

– Но это же невозможно! Здесь какая-то ошибка! Шерман в Вашингтоне. Я…

– Я осведомлен, где он должен находиться в настоящий момент, сэр, но все же в это мгновение он приближается к центру Парижа. Хаммер в этом абсолютно уверен. Как вы помните, прежде чем поступить к нам на службу, Хаммер четыре года был личным телохранителем Шермана. Шерман имеет привычку размахивать руками и покачивать головой, и эти жесты столь характерны, что ошибиться невозможно. Этот человек носит усы, черные очки и прибыл туристским классом из Нью-Йорка. Здесь не может быть ошибки, Хаммер абсолютно уверен, что это действительно он. Алек является лучшим моим агентом и до сих пор не допустил ни единой ошибки.

Оставить комментарий