Главная » Старинная литература » Остров фарисеев. Путь святого. Гротески (сборник)

Остров фарисеев. Путь святого. Гротески (сборник) - Джон Голсуорси (1904)

Остров фарисеев. Путь святого. Гротески (сборник)
Герой Дик Шелтон приносит в жертву собственным счастьем, восстав напротив лицемерия респектабельного общества. Любовь «Путь святого» вынуждает подумать над духовными задачами, которые остаются животрепещущими и для передового человека. А «Гротески» во всем ярком свете предполагают дарование Джона Голсуорси-сатирика. Джон Голсуорси получил нобелевскую премию где-то в 1932 году. «Прекрасно одетый мужик с загорелым лицом робко тормознул у книжного киоска. Его приглашали Шелтон. Он устремлялся в Лондон и одолжил пространство в углу вагона третьего класса, положив туда личный саквояж. Впоследствии бесконечных странствий по посторонним краям ему казались приятными и заунывный глас торговца, предлагавшего последнюю литературную свежий релиз, и самостоятельный тон бородатого кондуктора, и чинное прощание супруга с супругой. Проворные носильщики, пробегавшие мимо со собственными телегами, угрюмое помещение вокзала, крепкий прочный юмор – все гласило ему, собственно что он жилища. Он стоял в неуверенности у прилавка, не принимая во внимание, приобрести ли книжку под заглавием «Харборо», которую он уже читал и, вероятно, с наслаждением прочитает ещё раз, или же же «Французскую революцию» Карлейля.»

Остров фарисеев. Путь святого. Гротески (сборник) - Джон Голсуорси читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Кудрявцева Т., перевод на русский язык, 2016

© Лорие М., перевод на русский язык. Наследники, 2016

© Издание на русском языке, оформление.

* * *

Остров фарисеев

Констанс Гарнетт в благодарность за ее переводы произведений Тургенева

Таков обычай в обществе высоком…

У. Шекспир. «Король Джон»

Часть первая

В столице

Глава I

Общество

Хорошо одетый мужчина с загорелым лицом и светлой бородкой скромно остановился у книжного киоска на Дуврском вокзале. Его звали Шелтон. Он направлялся в Лондон и занял место в углу вагона третьего класса, положив туда свой саквояж. После долгих странствий по чужим краям ему казались приятными и заунывный голос продавца, предлагавшего последнюю литературную новинку, и независимый тон бородатого кондуктора, и чинное прощание мужа с женой. Проворные носильщики, пробегавшие мимо со своими тележками, мрачное здание вокзала, добротный крепкий юмор, чувствовавшийся в людях, в звуке их голосов, в самом воздухе, – все говорило ему, что он дома. Он стоял в нерешительности у прилавка, не зная, купить ли книгу под названием «Харборо», которую он уже читал и, наверное, с удовольствием прочтет еще раз, или же «Французскую революцию» Карлейля, которую он не читал и вряд ли будет читать с удовольствием; он чувствовал, что следовало бы купить вторую книгу, но не в состоянии был отказаться от первой. Пока он мешкал, не зная, на что решиться, его купе стало наполняться народом; тогда, быстро купив обе книги, он поспешил в вагон, намереваясь отстаивать свои права на место.

«Нигде так не узнаешь людей, как в дороге», – подумал он.

Почти все места были уже заняты; он положил саквояж в багажную сетку и сел. В самую последнюю минуту в купе втиснулся еще один пассажир – молоденькая девушка с бледным лицом.

«Сглупил я, что поехал третьим классом», – подумал Шелтон, загородившись газетой и украдкой рассматривая своих соседей.

Пассажиров было семеро. В дальнем углу расположился немолодой сельский житель. Изо рта его, точно ручка трости, торчала погасшая трубка, повернутая чубуком книзу, а на лице запечатлелось сознание собственного ничтожества, свойственное тем, чья жизнь проходит лишь среди повседневных житейских забот. Рядом с ним краснощекий широкоплечий человек и его сосед – седой мужчина с острым лицом хорька – беседовали о своих садах; Шелтон стал наблюдать за ними, и его поразило странное выражение их глаз: в них было настороженное дружелюбие и вместе с тем дружелюбное недоверие, а в оживленной, даже сердечной, беседе все время звучали опасливые нотки. Взгляд Шелтона скользнул дальше и тут же отпрянул от надутого и на редкость самодовольного лица полной дамы с римским профилем, одетой в черный с белым костюм; она читала «Стрэнд мэгэзин», придерживая его одной рукой, а другая рука, с которой она сняла черную перчатку, лежала у нее на коленях, гладкая и пухлая, украшенная толстым золотым браслетом с часами. Сидевшая рядом с ней женщина помоложе, застенчивая, с ярким румянцем на щеках, разглядывала бледную девушку, которая только что вошла в купе.

Оставить комментарий