Главная » Старинная литература » Санта-Лючия (сборник)

Санта-Лючия (сборник) - Джон Голсуорси (2016)

Санта-Лючия (сборник)
  • Год:
    2016
  • Название:
    Санта-Лючия (сборник)
  • Автор:
  • Жанр:
  • Серия:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Георгий Злобин
  • Издательство:
    Эксмо
  • Страниц:
    8
  • ISBN:
    978-5-699-90562-1
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
В сборник интегрированы наилучшие новеллы британского прозаика и драматурга, лауреата Нобелевской премии по литературе Джона Голсуорси. Любая ситуация проникнута юмором, плавной лиричностью и романтизмом. « Зимой, когда шторы опускались, в данной комнате, с рядами томных томов в кожаных переплетах было абсолютно мрачно. Горница к что же была довольно гигантская, например собственно что освещенное пространство у камина, где посиживал Кит Даррант, казалось крошечным оазисом. Но это нравилось ему. Впоследствии трудового дня, старательного исследования судейских дел по утрам, впоследствии беспорядков и интенсивных часов в суде те 2 часа перед обедом, собственно что он проводил за книжками, кофе и трубкой, а иногда и в нетяжелой дремоте, были для него развлечением. В собственной старенькой куртке кофейного бархата и бардовых турецких туфлях Кит отлично гармонировал со собственным обрамлением – консистенцией света и мглы. Художника живо заинтриговало бы его желтое, быстро очерченное личность, извив темных бровей над очами, невзрачными или же коричневыми – непросто было заявить, черные, с проседью волосы, все ещё густые, не обращая внимания на то собственно что в суде он целый денек не снимал парика…»

Санта-Лючия (сборник) - Джон Голсуорси читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Возвращаясь в отель из англиканской церкви в Монте-Карло, старый Тревильен остановился у поворота дороги, чтобы дать отдых ногам. Сквозь ветви мимозы впереди виднелось ярко-синее море, и Тревильен остановил на нем затуманенный взгляд старчески тусклых глаз.

Монте-Карло переменилось, но море было все такое же, как сорок пять лет назад, когда он впервые приехал сюда: синее, гладкое, безмятежное. И Тревильену, человеку по натуре консервативному, это было приятно. За эти годы он женился, нажил немало денег, еще больше унаследовал, детей «поставил на ноги», как выражаются американцы, и они разлетелись – все, кроме дочери Агаты, а он овдовел и нажил старческую астму.

Теперь они с дочерью, как перелетные птицы, ежегодно покидали «Кедры», свою усадьбу в Гертфордшире, и уезжали на Ривьеру. Жили обычно в Ницце или в Каннах, но на этот раз выбрали Монте-Карло: у Агаты была здесь приятельница, жена местного священника.

Их пребывание на Ривьере подходило к концу, да и апрельское солнце стало пригревать горячей.

Тревильен провел тонкой рукой по худощавому загорелому лицу; его густые брови были еще черны, поседела только остроконечная бородка, казавшаяся еще белее под коричневой широкополой шляпой. Она делала его похожим больше на испанца, чем на директора Английского банка. Тревильен любил говорить, что в жилах лучших корнуэльских семей течет испанская кровь, но какая – иберийская или армадесская, – этого он не указывал. Во всяком случае, теория эта хорошо уживалась с его педантичностью, которая год от года усиливалась.

Агата простудилась и осталась дома, поэтому Тревильен отправился в церковь один. Жалкое зрелище! До чего распущенны собравшиеся здесь англичане. Среди паствы, которой он сегодня утром читал тексты Священного писания, он заметил, например, старого негодяя Телфорда; в свое время тот два раза убегал с чужими женами, а сейчас, по слухам, живет с француженкой. Что ему делать в церкви? Или чета Гедденхэмов, изгнанная из общества, владельцы виллы возле Рокебрюна. Эта женщина носит фамилию Гедденхэма, но они не венчаны – ведь законная жена Гедденхэма еще жива. А особенно неприятно было видеть миссис Ральф. До войны она с мужем – он сейчас в Индии – часто приезжала в ноябре в «Кедры» поохотиться. Говорят, теперь за ней волочится молодой лорд Чешерфорд. Конечно, все это кончится скандалом! Тревильену всегда неприятно было встречаться с этой женщиной, с которой его дочь была дружна. Соломенные вдовы опасны, особенно в таком месте, как Ривьера. Нужно намекнуть Агате. Людям с такой сомнительной репутацией не следовало бы появляться в церкви, думал он. Но как же можно порицать людей за то, что они ходят в церковь? Впрочем, большинство из них не ходит! Светский человек, как бы благочестив он ни был, может общаться с кем угодно, но совсем другое дело, когда люди сомнительной репутации встречаются с женщинами из твоей семьи или вторгаются в святая святых твоих верований. У таких людей нет чувства приличия. Да, непременно надо будет поговорить с Агатой.

Оставить комментарий