Главная » Наука, Образование » Самураи. Путь воли и меча

Самураи. Путь воли и меча - Миямото Мусаси, Такуан Сохо, Юдзан Дайдодзи (2018)

Самураи. Путь воли и меча
В этой книге набраны наиболее влиятельные трактаты и командования, посвященные куполу заповедей " Путь Рыцаря ", известном как " Бусидо ", а также абзацы, рассказывающие о тропе великих самураев. " Будосёсинсю " Юдзана Дайдодзи, " Книжка пяти колечек " Миямото Токугавовны, " Письма виртуозы дзэн виртуозу фехтования " Такуана Сохо, " Утренние беседы ", " Сказания о Такуане " несут в себе истинный духовный подтекст учения Бусидо – проживать, осознавая, что в любой миг можно подохнуть, поэтому нужно уважать каждую минуту своей жизни, лицезря этот мир в полнейшем цвете, посвящая себя самосовершенствованию и помощи ближним. Этнографические документы, которые разъясняют главные определения, связанные с бусидо (значение " бусидо ", как и " воин ", стало входить в восточные языки как заимствованное словечко, обозначающее " общенациональный, особенно полувоенный, дух Кореи; традиционные представленья о рыцарстве старого рыцарского сословия ". Практически оно означает " троп воина " и тогда-то появляется в доконце XVI в. в сочинениях Рик Мототада (1539 – 1600).

Самураи. Путь воли и меча - Миямото Мусаси, Такуан Сохо, Юдзан Дайдодзи читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Р.В. Котенко, А.А. Мищенко, А.А. Петров, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2018

Юдзан Дайдодзи. Будосёсинсю

Предисловие переводчика

Исторические документы, объясняющие основные понятия, связанные с бусидо (понятие «бусидо», как и «самурай», вошло в западные языки как заимствованное слово, обозначающее «национальный, особенно военный, дух Японии; традиционные представления о рыцарстве старого самурайского сословия». Буквально оно означает «путь воина» и впервые появляется в конце XVI в. в сочинениях Тори Мототада (1539–1600). Некоторые европейские авторы, вслед за Чемберленом, полагали, что это понятие было введено лишь в период Мэйдзи с целью укрепления национального духа, а прежде было неизвестно. Своим распространением на Западе слово в немалой степени обязано книге доктора Нитобэ «Бусидо» (опубликованной в 1899 г.), японским рыцарством первоначально представляли собой различные описания должного поведения воина во время войн и мира, а позднее – «домашние законы» и правила, составленные выдающимися представителями самурайских домов, а иногда и менее значительными личностями. Среди последних содержалось и данное наставление молодому самураю, претендующее на утверждение должных норм поведения, как они понимались в конце XVI – начале XVII в. Его автор был знатоком военного искусства и известным писателем той эпохи, а поскольку за свои девяносто два года он пережил правление шести сёгунов – от Иэмицу[1] до Ёсимунэ[2] (ему было двенадцать, когда умер первый, а когда скончался он сам, последний был сёгуном уже 15 лет), – он хорошо знал атмосферу начала периода Токугава, прошло всего два десятилетия после смерти Иэясу[3]. Дожил он и до роскошной эпохи Гэнроку при блестящем и эксцентричном Цунаёси[4]. Вассал дома Токугава, он был знаком с учением мудреца Мицукуни[5], князя Мито, и учился у Ямага Соко[6], еще одного известного знатока бусидо. Он был свидетелем и героического подвига сорока семи преданных рёнинов Ако (лидер которых Оиси Ёсио[7] также был учеником Соко), и падения не одного самурайского дома из-за внутренних смут и козней вассалов. Он был современником великого ученого Араи Хакусэки[8], знаменитая автобиография которого рисует картину самурайской семьи, весьма близкую идеалам Дайдодзи. Не многие были более искушенными в рассуждениях на данную тему, а его предостережение насчет того, чего должен избегать самурай, явно отходит от той суровости и простоты «древности», в которой он жил в последние годы и которые столь самозабвенно пытался исправить сёгун Ёсимунэ со своим принципом «Назад к Иэясу». Его сочинение дает очень ясное и живое описание бусидо, каким он знал его, может быть, не самое объемное, но гораздо более детализированное, чем «Сто правил» Такэда Сингэна[9] или письма Иэясу. К тому же оно отражает точку зрения вассала, а не господина. Поэтому я пользовался словом «самурай», а не «буси», не столь знакомым западному читателю, хотя и более глубоким по смыслу, обозначающим и воина, и даймё, господина (в отличие от термина «самурай»). Слово «самурай» – древнее и чисто японское, в X в. оно поначалу обозначало «военного вассала», а в конце XII в. при военном правительстве Камакура[10] оно стало официальным обозначением военного ведомства (самурай-докоро[11]).

Оставить комментарий