Главная » Фантастика и фэнтези » Изумрудный шторм

Изумрудный шторм - Уильям Дитрих (2010)

Изумрудный шторм
Франция, начало восемнадцатого века. Воссоединившись со своей невесткой и маленьким сыном, известнейший авантюрист Мэтт Гейдж решил, что хватит с него похождений и опасностей – пришло времечко удалиться на спокой и насладиться негромким семейным счастием. Но увы, этим мечтам не суждено было несбыться. Оказавшись в Лондоне и пытаясь выкупить свой боевой улов – огромный сапфир, – Гейдж попал в лапки наполеоновских полицейских. Те захватили в оков его семью и пригрозили, что без брезгливости убьют их, если Мэтт не поможет полицейским отыскать древнейший ацтекский тайник, из которого в свое время был взят тот cамый изумруд. Выбора у Гейджа нету – и он снова пусчает в опаснейшее приключенье … " Моим решением было исчезнуть на покой. И воздействовали на него следующие стечения. В 1802 году я узнает, что являюсь отцом подсемейства, затем уберегал мать и племянника от одного тирана в Дамаске и, наконец, побежал с субмарины, выстроенной безумным британским изобретателем Генри Фултоном. После всех этих искушений я был готов поменять героические приключенья на спокойную супружескую жизнь. Ведь по природе своей я ухажёр, а вовсе не солдат. "

Изумрудный шторм - Уильям Дитрих читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

William Dietrich: The Emerald Storm

Copyright © 2010 by William Dietrich. Published by arrangement with Harper Collins Publishers, Inc.

© Перевод на русский язык, Рейн Н.В., 2013

© Издание на русском языке, оформление ООО «Издательство «Э», 2016

* * *

Посвящается Ною, другу и товарищу по приключениям

Я был рожден рабом, но природа наделила меня душой свободного человека.

Туссен-Лувертюр[1]

Часть первая

Глава 1

Моим решением было уйти на покой.

И повлияли на него следующие обстоятельства. В 1802 году я узнал, что являюсь отцом семейства, затем спасал мать и сына от одного тирана в Триполи и, наконец, бежал с субмарины, построенной безумным американским изобретателем Робертом Фултоном. После всех этих испытаний я был готов променять героические приключения на спокойную семейную жизнь. Ведь по природе своей я любовник, а вовсе не боец. И никто так старательно не пытается избежать всяких там приключений, как делаю это я, Итан Гейдж.

Тогда вы спросите: почему в апреле 1803 года я оказался в западных французских Альпах и стоял, прижавшись спиной к ледяной стене крепости в горах Джура – в глаза летит мокрый снег, к спине привязана бомба, а шею обхватывает пеньковая веревка, тяжелая, как петля висельника?

Несмотря на все мои усилия осесть и остепениться, новая моя семья вновь оказалась в опасности, и на пути к семейному счастью встало препятствие в виде неприступной крепости-тюрьмы Наполеона Бонапарта.

Я был далеко не в восторге от всей этой ситуации. По мере взросления (в моем случае это был замедленный процесс) человек все меньше склонен радоваться непредсказуемости жизни. Напротив, это все чаще его раздражает. Французская полиция и британские шпионы утверждали, что виной всему я, что это наказание за попытку прикарманить краденый изумруд. Я же расценивал этот камешек лишь как весьма скромное вознаграждение за все мои сражения с пиратами-варварами. Теперь же на кону стояло нечто более ценное и важное. Существовала некая странная и загадочная теория заговора, подталкивающая Францию и Англию к войне, к тому же мною двигало стремление поскорее вернуть своего трехлетнего сына, которого я то и дело терял, точно какую-то пуговицу. Поэтому я и оказался сейчас здесь, близ французской границы, и подошвы моих сапог царапали обледеневшую стену.

К тому же мотивацией служило следующее обещание: если я помогу оказаться на свободе героическому негру, то получу шанс вместе со своей невестой и маленьким Гором, он же Гарри, поселиться где-нибудь в спокойном тихом местечке.

«И тогда вы сможете и дальше бороться за дело свободы и равенства, Итан Гейдж!» – так писал мне мой старый соотечественник, сэр Сидней Смит.

К этому его обещанию я относился скептически. Идеалисты, в чьих головах зародились все эти идеи, нанимали для их осуществления других людей, а вышеупомянутые наемники почему-то по большей части умирали слишком рано. Если сейчас все пройдет гладко, лучшее, на что я могу рассчитывать, – это оказаться на борту какого-нибудь еще не испытанного очередного изобретения эксцентричного англичанина (на них эта нация просто зациклена) и унестись на нем прочь, неведомо куда. Но все это произойдет лишь после того, как моя новая невеста притворится креолкой, любовницей самого знаменитого в мире негра, томящегося сейчас в мрачной темнице Наполеона.

Оставить комментарий