Главная » Справочная литература » Реляционная эстетика. Постпродукция (сборник)

Реляционная эстетика. Постпродукция (сборник) - Николя Буррио (1998)

Реляционная эстетика. Постпродукция (сборник)
Вниманию телезрителей предлагается второй перевод на украинский язык двух-трёх книг знаменитого французского координатора и художественного самокритика Николя Буррио (клан. 1965). " Реляционная эстетика " и " Постпродукция " состовляют одну из наименее убедительных потуг объединить всеобщими понятиями и понятиями многообразный диапазон новаторских изобразительных практик 1990 – 2000-х гектодаров. Вниманию телезрителей предлагается второй перевод на украинский язык двух-трёх книг знаменитого французского координатора и художественного самокритика Николя Буррио (клан. 1965). " Реляционная эстетика " и " Постпродукция " состовляют одну из наименее убедительных потуг объединить всеобщими понятиями и понятиями многообразный диапазон новаторских изобразительных практик 1990 – 2000-х гектодаров. Произведение было напечатано в 1998 году изданием Ад Маргинем Пресс. Книга воходит в серию " GARAGE Pro ". На нашем блоге можно скопировать книгу " Реляционная метафизика. Постпродукция " в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt или прочитывать онлайн. Здесь как же можно перед чтением обратиться к откликам читателей, ужо знакомых с книжкой, и узнать их убеждение.

Реляционная эстетика. Постпродукция (сборник) - Николя Буррио читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Данное издание осуществлено в рамках совместной издательской программы Музея современного искусства «Гараж» и ООО «Ад Маргинем Пресс»

Nicolas Bourriaud

Esthétique relationnelle

Postproduction

© Nicolas Bourriaud, 1998, 2003

© Шестаков А., перевод, 2016

© ООО «Ад Маргинем Пресс», 2016

© Фонд развития и поддержки искусства «АЙРИС»/IRIS Foundation, 2016

* * *

Реляционная эстетика

Введение

С чем связаны недоразумения, окружающие искусство 1990-х годов, если не с дефицитом критического дискурса? Критики и философы в подавляющем большинстве гнушаются непосредственным обращением к современным арт-практикам, и те остаются по существу нечитаемыми, ибо оценить их оригинальность и значимость путем анализа с точки зрения проблем, решенных или оставленных на повестке дня художниками предыдущих поколений, не получается. Приходится согласиться с тем прискорбным фактом, что целый ряд вопросов больше не поднимается в искусстве, и задуматься, а какие же вопросы его сегодня волнуют – каковы реальные ставки современного искусства, его отношений с обществом, историей и культурой. Первоочередная задача художественного критика заключается в том, чтобы выявить во всем их сложном переплетении проблемы, встающие в искусстве определенной эпохи, и изучить различные ответы, которые на них даются. Чаще всего нынешние исследователи довольствуются инвентаризацией вопросов вчерашнего дня и сокрушенно сетуют на то, что они так и не нашли ответов. Первый вопрос, который поднимают перед нами новшества девяностых, касается, вне сомнения, материальной формы произведений. Как раскодировать эти непостижимые, на первый взгляд, работы – процессуальные или поведенческие, но в любом случае «бесформенные» по меркам традиционных стандартов, – не прячась в укрытии истории искусства шестидесятых?

Вот лишь несколько примеров: Риркрит Тиравания устраивает обед у одного коллекционера и приносит в его дом оборудование, необходимое для приготовления тайского супа. Филипп Паррено на 1 мая приглашает людей заняться своими излюбленными хобби в монтажном цехе завода. Ванесса Бикрофт одевает в похожие платья и рыжие парики двадцать женщин, позволяя посетителям наблюдать за этим процессом только через замочную скважину в запертой двери. Маурицио Каттелан кормит сыром «Бель Паэзе»[1] крыс, которых затем продает как авторские копии своих работ, или выставляет недавно взломанные сейфы. Йес Бринк и Хенрик Пленге Якобсен устанавливают на площади Копенгагена опрокинутый автобус, провоцирующий в городе волнения своим примером. Кристина Хилл устраивается кассиршей в супермаркет или организует в художественной галерее гимнастический кружок. Карстен Хёллер создает модели молекул, секретируемых мозгом влюбленного, делает надувную пластиковую яхту, приручает зябликов, надеясь обучить их новой песне. Норитоси Хиракава печатает в газете объявление о поиске девушки для участия в своей выставке. Пьер Юиг собирает людей на кастинг, предоставляет в распоряжение публики телевизионный передатчик, устанавливает рядом со стройкой фотографию занятых на ней рабочих в процессе труда. Многие другие произведения могли бы дополнить этот список. Все самое живое, что происходит в настоящее время на шахматной доске искусства, связано с понятиями взаимодействия, общения и отношений между людьми.

Оставить комментарий