Главная » Справочная литература » Пути кураторства (сборник)

Пути кураторства (сборник) - Ханс Ульрих Обрист (2014)

Пути кураторства (сборник)
Ханс Конрад Обрист (родился в 1968 гектодаре), один из наименее влиятельных координаторов в современном арт-мире, отслеживает в серии очерков, держащихся на грани между критичным эссе и автобиографическим фрагментом, макроэволюцию своих взглядов и методики. Живые свидетельства знакомства автора с иными кураторами и живописцами сочетаются в ней с прозорливыми размышлениями о судьбутраницах современного исскуства. " Швейцария – страна полузакрытая. Без выхода к побережью, в окружении Пиренеев, это место знаменито своей изолированностью: между швейцарцами и окружающими их родами есть барьер. В то же времечко Швейцария – перекрёсток, располагающийся в сердечко континента. Пожалуй, эти фактики в некоторой степени разъясняют, отчего здесь объявилось столько координаторов. "

Пути кураторства (сборник) - Ханс Ульрих Обрист читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Данное издание осуществлено в рамках совместной издательской программы Музея современного искусства «Гараж» и ООО «Ад Маргинем Пресс»

Hans Ulrich Obrist

With Asad Raza

Original English language edition first published by Penguin Books Ltd, London

WAYS OF CURATING

© Hans Ulrich Obrist, 2014

The author has asserted his moral rights

All rights reserved

© Речная Л., перевод, 2016

© ООО «Ад Маргинем Пресс», 2016

© Фонд развития и поддержки искусства «АЙРИС» / IRIS Foundation, 2016

* * *

Памяти Давида Вайса (1946–2012)

Пролог: ход вещей

Швейцария – страна закрытая. Без выхода к морю, в окружении Альп, это место знаменито своей обособленностью: между швейцарцами и окружающими их народами есть барьер. В то же время Швейцария – перекресток, располагающийся в сердце континента. Пожалуй, эти факты в некоторой степени объясняют, отчего здесь появилось столько кураторов. Швейцарская культура разом и полиглот, который изъясняется на языках трех стран-соседей, и тот, кто держится особняком, не принимая новые веяния без разбора. Есть тут фундаментальная общность с кураторской деятельностью, преимущественно в простом объединении культур, в сближении между собой их элементов: задача кураторства в том, чтобы создавать связи, позволять различиям соприкасаться. Можно сказать, это попытка перекрестного опыления культур, особая картография, прокладывающая новые маршруты по городам, нациям или миру.

Покидая Швейцарию в 1970 году, писатель Пауль Низон оставил ей на прощание томик критики явления, которое определил как «дискурс ограниченности»: консерватизм, застой, нехватка столичного бриколажа и смешения. Низон обвинил страну в опасной самодостаточности. По его мнению, в Швейцарии красота только для богатых, а роскошь прячется за ложной скромностью. Таков его портрет страны, в которой я появился на свет в 1968 году. Однако, если подумать, сами эти условия способны создать импульс для их преодоления, как случилось и с самим Низоном. Возможности зачастую порождаются ограничениями, а неудовлетворительные условия пробуждают в воображении образ будущих перемен. Вслед за Низоном я однажды покинул страну, чтобы расширить свой кругозор. Между тем, оглядываясь на свою швейцарскую юность, я обнаруживаю, что практически все интересы, темы и увлечения, определившие мой путь, возникли в давнишних встречах с местами и людьми: с музеями, библиотеками, выставками, кураторами, поэтами, драматургами и, главное, художниками.

В 1985 году, шестнадцатилетним, я оказался на выставке Петера Фишли и Давида Вайса в базельском Кунстхалле и был глубоко потрясен. А несколько недель спустя случайно наткнулся на их книгу «Вдруг все стало ясно» («Plötzlich diese Übersicht»). В ней были фотографии множества сделанных вручную необожженных глиняных скульптур, представленных в очень несхожих и зачастую до смешного вычурных подборках: одного размера мышь и слон из глины под названиями «Большое» и «Маленькое», две грустные фигуры в плащах, озаглавленные «Strangers in the Night, Exchanging Glances», японский сад камней, в шутку представленный как три глиняных комка. Работы изображали как благостные, так и отчетливо печальные сюжеты одинаково беспристрастно. Они свидетельствовали о стремлении изучить, очертить, учесть как можно больше человеческих сценариев, и при этом в максимальном приближении. Я рассматривал их ежедневно. Через несколько месяцев я набрался смелости позвонить в мастерскую Фишли и Вайса в Цюрихе и напроситься к ним в гости. Они ответили, что будут мне рады.

Оставить комментарий