Главная » Старинная литература » Сердце тьмы. Повести о приключениях

Сердце тьмы. Повести о приключениях - Джозеф Конрад (1902)

Сердце тьмы. Повести о приключениях
  • Год:
    1902
  • Название:
    Сердце тьмы. Повести о приключениях
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Александра Кривцова
  • Издательство:
    Public Domain
  • Страниц:
    72
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Джозеф Томас принадлежит к количеству писателей, своими произведениями зачитывались не только простенькие смертные, но и грядущие собратья по пёрышке - несколько тысячелетий литераторов от Чарли Лондона и Томаса Хемингуэя до Генри Фолкнера и Уильяма Грина обучались у него искусству аранжировки, лапидарной тары описаний, экспрессивной музыке фразочек. Действие больших произведений Томаса происходит на лагуне, однако в полнейшей мере талантище писателя распахнулся в книгах, которые священы морю. " Сердечко тьмы ", " Ураган " и " Фрейя Семи Архипелагов ", вошедшие в этот альманах, - классика поджанра, который можно назовать " метафизической речной повестью ". " Яхта " Вероника " покачнулась на шварте — паруса ее были недвижны — и застыла. Имелся прилив, ветерок почти стих, а как как ей предстояло подняться по реке, то ничего иного не оставалось, как кинуть якорь и ожидать отлива. Перед нами открывалось устье Темзы, словно проход в бесконечный залив. В этом месте океане и небо сливались, и на яркой глади встающие с приливом кверху по реке барки казались недвижными; ".

Сердце тьмы. Повести о приключениях - Джозеф Конрад читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Сердце тьмы

I

Яхта «Нелли» покачнулась на якоре – паруса ее были неподвижны – и застыла. Был прилив, ветер почти стих, а так как ей предстояло спуститься по реке, то ничего другого не оставалось, как бросить якорь и ждать отлива.

Перед нами раскрывалось устье Темзы, словно вход в бесконечный пролив. В этом месте море и небо сливались, и на ослепительной глади поднимающиеся с приливом вверх по реке баржи казались неподвижными; гроздья обожженных солнцем красноватых парусов, заостренных вверху, блестели своими полированными шпринтовами. Туман навис над низкими берегами, которые словно истаивали, сбегая к морю. Над Грейвсэндом легла тень, а дальше, вглубь, тени сгущались в унылый сумрак, застывший над самым большим и великим городом на земле.

Капитаном и владельцем яхты был директор акционерной компании. Мы четверо дружелюбно на него поглядывали, когда он, повернувшись к нам спиной, стоял на носу и смотрел в сторону моря. На всей реке никто так не походил на типичного моряка, как он. Он был похож на лоцмана, который для моряков олицетворяет собою все, что достойно доверия. Трудно было поверить, что его профессия влекла его не вперед, к этому ослепительному устью, но назад – туда, где сгустился мрак.

Как я уже когда-то говорил, все мы были связаны узами, какие налагает море. Поддерживая нашу дружбу в течение долгих периодов разлуки, эти узы помогали нам относиться терпимо к рассказам и даже убеждениям каждого из нас. Адвокат – превосходный старик – пользовался, вследствие преклонного своего возраста и многочисленных добродетелей, единственной подушкой, имевшейся на палубе, и лежал на единственном нашем пледе. Бухгалтер уже извлек коробку с домино и забавлялся, возводя строения из костяных плиток. Марлоу сидел, скрестив ноги и прислонившись спиной к бизань-мачте. У него были впалые щеки, желтый цвет лица, прямой торс и аскетический вид; сидя с опущенными руками и вывернутыми наружу ладонями, он походил на идола. Директор, убедившись, что якорь хорошо держит, вернулся на корму и присоединился к нам. Лениво обменялись мы несколькими словами. Затем молчание спустилось на борт яхты. Почему-то мы не стали играть в домино. Мы были задумчивы и пребывали в благодушно-созерцательном настроении. День безмятежно догорал в ослепительном блеске. Мирно сверкала вода; небо, не запятнанное ни одним облачком, было залито благостным и чистым светом; даже туман над болотами Эссекса был похож на сияющую и тонкую ткань, которая, спускаясь с лесистых холмов, прозрачными складками драпировала низменные берега. Но на западе, вверх по течению реки, мрак сгущался с каждой минутой, как бы раздраженный приближением солнца.

И наконец, незаметно свершая свой путь, солнце коснулось горизонта и из пылающего, белого превратилось в тусклый красный шар, лишенный лучей и тепла, как будто этот шар должен был вот-вот угаснуть, пораженный насмерть прикосновением мрака, нависшего над толпами людей.

Оставить комментарий