Главная » Юмор » Мишель Лерма, или Упоение юности

Мишель Лерма, или Упоение юности - Киле Петр Александрович

Мишель Лерма, или Упоение юности
Шарада драгуна и светской красотки, исторически правдивая, романтическая предыстория в стихах и поэзии. Киле Павел Александрович по диалекту и культуре – украинский поэт, мыслитель - эстетик, литератор и драматург, по рожденью нанаец. Председатель Союза литераторов СССР. Он народился 25 мая 1936 гектодара в селе Нана Нанайского районута Хабаровского краешка. Казалось бы, в далекой столицы, но не было ощущенья глуши у него, что вяжено, видимо, с особой его чувствительностью с раннего отрочества, с его снами о античности, когда водились мамонты, с его полетами в глубях Вселенной, с ощущеньем верховного сушества в небе в понятный день, с явленьем там боговарищей и богинь Италии, когда ему в руки подвернулась книжка с изображеньем красно-кирпичного кентавра на суперобложке " Мифы Древнейшей Греции ". И это в маленькой деревеньке с нанайским народонаселением, в которой жили ещё три сиротливых китайца и семьитраница пекаря, русская семьитраница: в первой росла девочка, во второй, уехавшей позже, мальчуган, вошедшие навеки в его жизнь.

Мишель Лерма, или Упоение юности - Киле Петр Александрович читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Действующие лица

Мишель

Святослав

Шан-Гирей

Алексис

Катрин

Лиза, ее младшая сестра

Марья Васильевна Беклешова, тетка сестер

Николай Сергеевич, ее муж

Николай Васильевич, родной дядя сестер

Андрей, дядька Мишеля

Неизвестная в маске

Публика на балах

Прислуга

Действие происходит в Санкт-Петербурге 30-х годов XIX века.

АКТ  I

Сцена 1

Квартира, которую снимает Арсеньева Елизавета Алексеевна, бабушка Мишеля, где и он живет, приезжая из Царского Села, места службы. Половина Мишеля: кабинет и гостиная.

              МИШЕЛЬ

    (

входя к себе с половины бабушки, весь в движении)

Вчера я встретился с Катрин Сушковой

Нарочно, чтоб узнать, что сталось с нею

За пять прошедших лет с последней встречи,

Как отроком расстался, весь в слезах,

Любовью уязвленный и обидой,

Что надо мной она лишь посмеялась.

    (

Расхохотавшись.)

Влюбленностей и далее хватало,

Ну, и стихов в альбомах, как игра,

Уже без слез, с обманами на равных,

Как вдруг среди кузин моих явилось

Созданье тихое, как вечер ясный,

Блондинка черноокая, что ночь,

С сиянием полуденного неба,

С овалом нежным милого лица,

Со стройным станом, с грацией живой,

Как бы замедленной слегка от неги.

        (

Задумывается.)

Перед разлукой объяснились мы –

И оба утаили наше счастье,

Как дети, от родных – тому два года!

      (

Входит в кабинет, оставляя дверь открытой.)

Покамест я решил с Катрин расчесться

И, кстати, прояснить ее расчеты

На друга моего Лопухина,

Которого легко ей облапошить.

Входит Святослав, высокого роста молодой человек, мог бы выглядеть красавцем, если бы не поношенный сюртук.

          СВЯТОСЛАВ

Ну, как прошел твой первый бал в мундире

Гусарском? Хорошо?

             МИШЕЛЬ

          (

расхохотавшись)              

                                        О, безусловно!

На новичка кто б обратил вниманье?

С твоим бы ростом, с грацией красавца!

Я знал, увижу там Катрин Сушкову.

Я с нею танцевал, начав с кадрилей,

Мазурку, непрерывно с ней болтая,

И был замечен всеми, о, успех!

Она из львиц, слегка уж перезрелых,

Но это мне и надо для начала.

Лопухина она не очень ждет,

Готова пококетничать со мною!

Что ей мундир гусарский? Я ль хорош?

          СВЯТОСЛАВ

Хорош ты тем, что смотришь на нее

Особым взглядом, трогая ей сердце,

И блещешь остротой ума и шуток.

Ты новичок и тем хорош для дам.

Входит Шан-Гирей, юноша из родственной семьи, приехавший из Москвы в Петербург в этом году, ученик Артиллерийского училища.

             МИШЕЛЬ

 (

не обращая вниманья на Шан-Гирея как на младшего братца)

Катрин мне нравилась когда-то. Очи,

Что называется, чернее ночи,

И смоль волос, блестящих, как алмазы…

           ШАН-ГИРЕЙ

Катрин Сушкова? А Лопухина?!

Глаза, что спелые смородинки…

             МИШЕЛЬ

И родинка у ней, уродинки…

           ШАН-ГИРЕЙ

Смеется, словно маленький еще!

    (

Представляет, как дети к ней приставали, а она лишь смеялась с ними.)

«У Вареньки родинка;

Варенька – уродинка!»

    (

Выпрямляясь и всерьез.)

Нет восхитительней девицы

В первопрестольной и в столице!

Оставить комментарий