Главная » Приключения » Жены Натана

Жены Натана - Мирон Хаим Изаксон (2006)

Жены Натана
  • Год:
    2006
  • Название:
    Жены Натана
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Иврит
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Эфраим Баух
  • Издательство:
    Книга-Сэфер
  • Страниц:
    29
  • ISBN:
    965-7288-13-4
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Свежая повесть израильского писателя Меира Изаксона возможно отнести к редчайшему жанру трагифарса. Обстановка, когда любящая благоверная постановляет привести в дом… ещё 1 супругу, не достаточно такого – там же поселяется тигр, – по мере становления сюжета перебегает иногда в высшую трагедию, иногда – в комедию промахов. Невообразимые, навевающие воспоминания арена бреда действия делают герои писателя, следить за ними – настоящее наслаждение для литературных ценителей хорошей кухни.
Любовь «Натан и его жены» стал хитом во Франции, США, Норвегии.
Творчество писателя, сочетающее в для себя обыкновения ивритской литературы, восходящие к Книжкам Библии, и «отвязные» свежайшие литературные веяния, расценивается как одно из редкостных явлений в области элегантной словесности. «Рина желает привести собственному супругу ещё 1 супругу. Нет, она решительно не намеревается покинуть жилище или же изгнать супруга. Лишь только отыскать для него ещё 1 супругу. «Наличие в жилище 2-ух жен раскрывает массу внезапных возможностей» – услышал я когда-то от нее. Как правило Натан не тем более спешит здесь же принять произнесенное Риной за правду в конечной инстанции, а рассматривает ее идеи перед тем, как дать согласие. Но в предоставленном случае он готов принять проект супруги, быть имеет возможность, вследствие того собственно что проект данный показывается ему интересным и в том числе и захватывающим.»

Жены Натана - Мирон Хаим Изаксон читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Приглашение в лабиринт

Стиль написания Мироном Изаксоном этого романа можно называть минималистским, сюрреалистическим, символическим, но он достаточно искусно выставляет себя внешне под обличьем обычного реализма.

Напряжение усиливается с возникновением каждой новой в ходе романа выдумки, вымысла, сложно открывающейся эмоции, сметливости авторского глаза, подающего детали, не перестающие удивлять читателя.

Автор ведет своих героев и читателей в абсолютно иллюзорный, тесный, демонстративно необоснованный мир, декорации которого строятся и рушатся в один и тот же миг. Ощущение подобно тому, когда сидишь перед жонглером, который посылает вверх мячики, один за другим, и все добавляет, и уже изматывает тебя ожиданием, а мячики все не падают.

На определенном этапе читатель начинает понимать игру автора. Более того, читатель, испытывающий в начале некое недоумение, теперь может свободно, расслабившись, располагаться в кресле с этим романом и полагаться на создаваемый автором необычный в обычной реальности мир. В нем автор позволяет себе вводить в дом двух жен, капризного богача Натана, от которого неизвестно что можно ожидать, служащего ему религиозного Меира, и даже тигра, так вот, просто, для умножения возможных вариантов действия.

После смерти первой жены Натана Рины сравнительно четкое разделение семей Натана с сыновьями, Меира с женой Рахелью и сыном Яроном начинает терять границы. Все они, приняв в свою среду новую жену Натана Дану, соединяются в одну психологическую систему взаимоотношений, включающую две семьи, систему, которая исследуется автором, как некая замена обычной семье, ее духовной устойчивости. В мире, который строит Изаксон, нет почти внешней реальности вокруг микрокосмоса героев. Редкие фрагменты этой реальности передаются через героев, живущих то в общих домах, то меняющихся домами, то открывающих или закрывающих части этих домов. Изаксон создает ощущение некого муравьиного фаланстера, который словно бы выпадает из законов природы, выработанных в течение многих поколений.

И все же, с приближением конца романа, выясняется, что многие годы Натан, по сути, коллекционер-фанатик, охотится за старинным манускриптом четырнадцатого века – дневником короля Франции, томящегося в английском плену. Для того, чтобы соответствовать требованиям королевской комиссии Англии и добиться от нее передачи рукописи на хранение и изучение ему, Натану, он основывает партию, устраивает собственное банкротство, чтобы показать, как можно из него выбраться, использует наивность, чистоту души и даже нервную слабость товарища детства, человека религиозного – Меира. И тут все кажущиеся разрозненными события романа выстраиваются в единый сюжет, заверчиваясь воронкой от начала и до конца.

Меир, от имени которого ведется весь рассказ, личность удивительная по внутренней замкнутости, и в то же время неимоверной податливости ко всем требованиям окружающих, даже самым необычным. Но очень метко он характеризует свои взаимоотношения с богачом Натаном, по сути, другом детства: «Он напоминает мне человека, который сочинил новую мелодию и упрямо желает сыграть ее знакомому, который вообще музыку не любит».

В одном из интервью автор характеризует сюжет романа, как фантастически-кафкианский, в котором немало загадок, лабиринтов, темных мест и не видимого миру с первого взгляда юмора.

Касаясь особенностей литературного стиля Изаксона, выдающийся ивритский прозаик Аарон Аппефельд говорит: «Только то, что нам удается извлечь и как бы спасти из тьмы, таящейся в нас, и есть сама истина».

Следует отметить, что путевку в литературу молодому поэту и прозаику Мирону Изаксону дал классик ивритской литературы поэт Ури-Цви Гринберг.

Оставить комментарий