Главная » Поэзия, Драматургия » Критик как художник (сборник)

Критик как художник (сборник) - Оскар Уайльд (2017)

Критик как художник (сборник)
В серии «Искусство и действительность» мы предлагаем вниманию читателя прекрасный сборник блистательных эссе величайшего эстета и денди - Оскара Уайльда. В состав издания также включены: художественно-теоретический очерк, написанный историком философии Дмитрием Хаустовым под названием «Уайльд, или Пустота взгляда», который публикуется впервые.
О́скар Фи́нгал О’Фла́эрти Уи́ллс Уа́йльд - это Английский и ирландский поэт и писатель. Он - один из самых знаменитых драматургов позднего Викторианского периода, а так же, одна из самых важных фигур эстетизма и европейского модернизма.
Родился Оскар Уайльд 16 октября в 1854 году, в Дублине, Ирландии. Ушел из жизни поэт 30 ноября в 1900 году в возрасте сорока шести лет в Париже, Франции. Состоял в браке с женщиной по имени Констанс Ллойд ( годы жизни: с 1884 года, и по 1898 год )

Критик как художник (сборник) - Оскар Уайльд читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Хаустов Д. С., вступительная статья, 2017

© Издание. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2017

Дмитрий Хаустов

Уайльд, или Пустота взгляда

Быть греком – значит не иметь одежды; быть средневековым человеком – значит не иметь тела; быть современным человеком – значит не иметь души.

Оскар Уайльд

Все последующие извивы письма, и шире – непроходимые пространства жизнетворчества, вероятно, видимы из той наглядной перво-сцены, к которой мы без промедления переходим.

Перед нами дом в городе Лондоне – впрочем, сойдет любой другой город любой другой европейской страны, – дом не лучше и не хуже всех прочих домов. Перед домом в туманную даль уплывает пешеходная улица, на улицу эту дом смотрит широким и ясным окном, как немигающим неживым оком. Вот наше первое условие, без которого нам не обойтись: из окна без труда просматривается улица, а с улицы без труда просматривается то, что располагается в доме за рамой окна. Сцена, таким образом, устроена по обратимому оптическому принципу: оба пространства по ту и другую сторону окна конституируют друг друга тем, что они взаимно открыты, сполна обозримы друг для друга.

Теперь пойдем дальше и расположим на сцене нашего первого персонажа. Мы назовем его денди, хотя не исключено, что у него есть другое, более приземленное имя (скажем, Джордж). Нас это не интересует, для нас он только фигура, не более чем эскиз в карманном блокноте. Впрочем, эскиз не вполне обычный, ибо денди определяется как раз тем, что он противопоставляет себя всему обычному, а именно: он необычайно красив, необычайно изящен, и наряд его смотрится так необычайно, сидит так необычайно, что одно загляденье. Зная об этом, денди специально (именно что на загляденье) располагается в доме, у самого окна с выходом на оживленную улицу. Положим, он просто сидит – нога на ногу, безупречная осанка, преисполненный праздного величия взгляд. Этот взгляд его через окно направлен на хорошо просматриваемый из дома чужой променад.

С тем уравновесим сцену так, что пустим по улице праздных гуляк, случайных или же неслучайных прохожих. Уравновесим – верное слово, ибо сколько бы фланеров мы ни пустили на дефиле по оси дендистского взгляда, всё равно его взгляд стоит многих и многих других. Его взгляд на вес золота. Его взгляда ищут, потому что именно этот взгляд значим. Значимость дендистского взгляда определяется тем, что денди владеет той тайной, которой не владеет более никто по ту сторону окна. Он знает, что прекрасно, а что – нет. Другие, не зная этой поразительной тайны, вынуждены испрашивать истину у внешней инстанции. То есть у денди – который, тем самым, становится вроде стража порога у врат извечной Красоты.

Оставить комментарий