Главная » Приключения » Корабли на суше не живут

Корабли на суше не живут - Артуро Перес-Реверте (2015)

Корабли на суше не живут
Артуро Перес-Реверте доверил бумаге навык, мучения и сомнения тех, кто рискнул кинуть вызов стихии, дабы почувствовать заливное дыхание ветра и гнев хлещущих волн. «Корабли на суше не живут» – глянцевитый сборник рассказов о великодушных пиратах, безрассудные героях и наглых юношах, отправившихся навстречу небезопасному путешествию. О веселья, собственно что дарует искателям приключений море, и гордости за флотилии, которые победили в неравной схватке со стихией. О людях, для коих жесткая территория ни разу не будет родной. И о героях, которые подобно своим кораблям, на суше не живут! «Он не понимает, кто подобный Джозеф Конрад, и провалиться ему на данном самом пространстве, в случае если его это хоть несколько интересует. Работал в торговом флоте, а ещё прежде — горнистом на крейсере «Адмирал Сервера», то есть во эпохи, когда команды сервировались сигналами горна, другими текстами — когда наш генералиссимус ещё прогуливался в капралах. Не например давным-давно кинул выкурить, а вследствие того несколько огрузнел, но предохраняет прежнюю замерзнуть и осанку, но ему уже за 70. Выдубленное солнцем и ветром личность, густые седоватые кудряшки, голубые очи. Ещё 10 лет обратно иностранки, коих он катал по акватории картахенского порта, млели, когда в комфортном кольце его рук им дозволялось взяться за руль. Довольно подобный мужчинистый был мужик.»

Корабли на суше не живут - Артуро Перес-Реверте читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Arturo Pérez-Reverte

Los barcos se pierden en tierra

Copyright © 2011, Arturo Pérez-Reverte

© Богдановский А., перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

1994

Пако-Мореход

Он не знает, кто такой Джозеф Конрад, и провалиться ему на этом самом месте, если его это хоть немного интересует. Служил в торговом флоте, а еще раньше — горнистом на крейсере «Адмирал Серве́ра», то есть во времена, когда команды подавались сигналами горна, иными словами — когда наш генералиссимус еще ходил в капралах. Не так давно бросил курить, а потому немного огрузнел, но сохраняет прежнюю стать и осанку, хотя ему уже за семьдесят. Выдубленное солнцем и ветром лицо, густые седые кудри, голубые глаза. Еще десять лет назад иностранки, которых он катал по акватории картахенского порта, млели, когда в уютном кольце его рук им дозволялось взяться за штурвал. Очень такой мужчинистый был мужчина.

По утрам можно видеть, как этот честный морской наемник, подкрепившись в какой-нибудь портовой забегаловке, ждет клиентов в своей старой, сто раз крашенной лодке, носящей его собственное имя, оно же имя его отца, — а клиентов нет. Помимо тех турий-гуристок — тьфу ты, наоборот, — которых Мореход, подсаживая на борт, хлопает по заду, он доставляет родственников новобранцев на церемонию принятия присяги, а на суда, бросившие якоря на рейде Эскомбрераса, — экипажи танкеров и американских матросов с разбитыми в припортовых притонах Молинете мордами (перепившие янки травят с подветренного борта), а кроме того, в штормовую погодку возит лоцманов. Он со своей посудиной видел все: и как не на шутку расходится море, когда осерчает Господь, и долгое, красное средиземноморское предвечерье, когда вода — как зеркало, и душу твою осеняет вселенский мир, и самого себя ощущаешь крошечной капелькой в вечном море.

Пако собирается на покой, но сейчас вместе с товарищами по веслу и парусу ведет путаную тяжбу с портовыми властями (а власти на то ведь и власти, чтобы ждать от них пакостей и напастей), намеревающимися перенести причал от внутренней гавани, где испокон века швартовали свои лодки, баркасы и катера и нынешние моряки, и отцы их, и деды, куда-то в другое место. Несколько дней назад я выпивал с ними и хоть, как чаще всего это бывает, не вполне уразумел, у кого больше законных прав, однако сердцем и инстинктом принял сторону Пако и его коллег — людей, у которых руки жесткие и мозолистые, лица покрыты шрамами и морщинами, а глаза обожжены солью, людей искренних, достойных и твердых. Так что на юридические основания я, честно говоря, положил. Напиши что-нибудь, сказали они мне, проникшись доверием. Я дал слово, обменяв его на несколько стаканов, и вот теперь слово это держу, хоть разрази меня гром, если понимаю, что́ должен защищать и отстаивать.

Так или иначе, ему, Пако-Мореходу, я обязан этой страницей. Рядом с ним за почти тридцать лет я набрался чертовой уймы сведений о людях, о море и о жизни. Однажды во время шторма, серого и убийственного шторма из тех, что время от времени налетают откуда ни возьмись на Mare Nostrum — наше с Пако море, — я сидел на маяке Сан-Педро с ним и с несколькими женщинами в черном и смотрел, как прыгают на пятиметровых волнах маленькие беспомощные рыбачьи лодки, пытаясь найти укрытие у волнореза. Мы издали следили, как эти крошечные утлые скорлупки снуют меж громадами валов в хлопьях пены, едва-едва, на пределе своих слабосильных моторов подвигаясь вперед. Одной лодки недосчитались, а когда погибает рыбак, это значит, что с ним вместе сгинули в пучине сын, муж, брат, зять, деверь. И потому женщины в трауре и дети молча вглядывались в даль, пытаясь определить, кого именно не хватает. И сидевший рядом Мореход с окурком в углу рта покосился на них и, стараясь, чтобы вышло не напоказ, почти смущенно стянул с головы шапку. Из уважения к их горю.

Оставить комментарий