Главная » Старинная литература » Жизнь прекрасна, братец мой

Жизнь прекрасна, братец мой - Назым Хикмет (2013)

Жизнь прекрасна, братец мой
  • Год:
    2013
  • Название:
    Жизнь прекрасна, братец мой
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Турецкий
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Аполлинария Аврутина
  • Издательство:
    Издательство К.Тублина
  • Страниц:
    22
  • ISBN:
    978-5-8370-0642-5
  • Рейтинг:
    3 (1 голос)
  • Ваша оценка:
Данный любовь написан больше полвека обратно о мероприятиях, коим уже практически 100 лет, — речь идет о российской революции и становлении молоденький Турецкой Республики.
Впрочем за чтением данной катастрофической, абсолютной любви и влечения книжки осознаешь, собственно что великолепие писателя — в том, дабы, описывая действия ситуации, болтать о вневременном. И собственно что огромные политические катаклизмы — в РФ или же в Турции, в начале XX или же XXI века — возможно взять в толк лишь только как доля большущий, совместной ситуации народов. Ситуации, в которой любая людская участь звучит собственной, абсолютной боли и веселья, мелодией — так, как это случается в романах Назыма Хикмета, главного турецкого писателя, чье творчество, без каждого сомнения, заходит в желтый припас вселенской культуры. Самый известный и единый любовь турецкого поэта ( как раз поэтом, по большей части он и является) и коммуниста Назыма Хикмета "Жизнь великолепна, братец мой" приурочен к именно коммунизму. Смесь социалистических мыслях, русской реальности и Турции 20-30х годов выделяет особое хитросплетение. Чувство сюрреализма не оставляет на протяжении чтения всего романа. Фоном для политического сюжета послужила приверженность, но вернее любовь, русской девицы и турка, прибывшего в СССР исследовать идеи коммунизма в институте имени Сталина.»

Жизнь прекрасна, братец мой - Назым Хикмет читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Nâzim Hikmet

YAŞAMAK GÜZEL ŞEY BE KARDEŞIM

Благодарим Министерство культуры и туризма Турции и проект ТЕДА за поддержку в издании книги

Перевод с турецкого Аполлинарии Аврутиной Хикмет Н.

Выражаем благодарность компании «Анекс Тур» за помощь в издании книги

www. anextour. com

Вступление

Они вошли в вымощенный камнем дворик, девушка-служанка – впереди, Ахмед – следом. Там было просторно, прохладно, сумрачно. С чего вдруг девушка идет на цыпочках? В доме кто-то болен, что ли? Я-то с какой стати так крадусь? Будто разбудить боюсь кого-то, черт побери. Ахмед принялся стучать каблуками по каменным плитам. Назло.

Вошли в большую гостиную. Здесь было еще темнее, чем во дворе.

– Бей-эфенди велел вам подождать. Они обедают.

Ахмед сел в одно из огромных кресел в льняных чехлах. Я-то знаю, что под этим чехлом: позолоченная резьба, красный бархат. Как у моего деда в ялы[1]в Юскюдаре[2].

Справа стена из матового стекла, за ней – столовая. А мне так есть хочется! У Ахмеда сосало под ложечкой не столько от запаха пищи, сколько от звона вилок и ножей. Напротив – ореховый буфет с одним, двумя, тремя, четырьмя, пятью… пятью ящиками… Отражаясь в зеркале буфета, я то жмурюсь, то широко раскрываю глаза. А еще чешу нос. Тереблю свои тонкие усы (если скажу, что усы у меня – щегольские, это что – будет хвастовством?). Черт побери.

– Милости просим, Ахмед-бей, мальчик мой.

Ахмед поднялся.

– Рад тебя видеть, дядя!

Шюкрю-бей был седовласый, худощавый и высокий.

Последний раз Ахмед виделся с мужем своей тетки Шюкрю-беем в Москве, зимой 1923 года, около двух лет назад. Шюкрю-бей приехал в Москву по каким-то делам, связанным с продажей ковров, был неизвестно из-за чего арестован и сказал, что он – родственник Ахмеда, который учился тогда в университете. Как-то вечером, часов около семи, Ахмеду звонят из ЧК. Да, мой родственник, сказал я, да, из бывших иттихадистов[3]. Он не шпион, нет. Не думаю. Поручиться за него могу. Через час Шюкрю-бея привозят к Ахмеду в комнату. Кое-как насобирав денег на угощения, я накрыл отличный стол: от водки до черной икры. Шюкрю-бей ест-пьет и приговаривает: «Ахмед-бей, сынок мой, не забыть мне твою доброту до конца дней моих».

– Как ты, Ахмед, дорогой?

– Спасибо, тетя, хорошо.

Тетя Джамиля все еще красива. Так бы выглядела самка шайтана, если бы существовала. Вот такой была красота тети Джамили.

В детстве я был влюблен в тетю Джамилю. А она до сих пор всем рассказывает, как мыла меня, трехлетнего, зажав ногами, в хамаме дедова ялы в Юскюдаре. А я до сих пор краснею.

Шюкрю-бей кашлянул.

– Прости, что спрашиваю, сынок Ахмед-бей, но не сообщите ли вы, зачем вы пожаловали в Измир?

– Я, дядя, думал, что смогу найти здесь работу. Какую-нибудь, любую. Любую, какую смогу выполнять… В Стамбуле работу не найти.

Шюкрю-бей опять кашлянул. Знаю, что он сейчас скажет.

– Ахмед-бей, сынок, Аллах свидетель, не забыл я вашу доброту. – Вдруг он сделал нечто неожиданное: подойдя к правому окну и знаком подозвав меня, он слегка приподнял занавеску. Над садовым забором, сквозь ветви залитой солнцем магнолии, виднелась улица. – Взгляните на того типа, что сидит на корточках на противоположном углу. На того попрошайку. Скотина из тайной полиции… За мной следят. Твоему дяде не дают покоя, дорогой Ахмед. Он давно уже забыл о политике, а они все за ним бегают. Возвращайтесь в Стамбул, Ахмед-бей, сынок. Пусть тут все немного уляжется, я вам пошлю весточку. Если у вас нет денег на обратную дорогу, я вам дам. Я вам должен еще с Москвы.

– У меня есть деньги.

– А ваши газеты что, все позакрывали?

– Позакрывали.

– И что, начались аресты и ваших всех забрали?

– Нет.

– Ваша фотография, наверное, уже есть в здешней полиции.

– Не думаю.

Оставить комментарий