Главная » Старинная литература » Просвечивающие предметы (сборник)

Просвечивающие предметы (сборник) - Владимир Набоков (1972)

Просвечивающие предметы (сборник)
  • Год:
    1972
  • Название:
    Просвечивающие предметы (сборник)
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    А. Б. Горянин, Александр Долинин, Михаил Мейлах
  • Издательство:
    Азбука-Аттикус
  • Страниц:
    40
  • ISBN:
    978-5-389-08385-1
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
В книгу включены два англоязычных романа русско - американского литератора Владимира Набокова, объединенные тематикой литературного творчества и двояким, лживо - убегающим устройством авторской литературной Вселенной. В " Настоящей жизни Себастьяна Найта " (1941 год) повествователь, поименованный инициалом В., в попытках придумать биографию своего двоюродного брата, умершего литератора, попадает в Зазеркалье художественного вымысла, принуждающее засомневаться и в индивидуальности биографа, и в погибели заглавного героя. В романе " Просвечивающие объекты " (1972 год ) персонаж - рассказчик, работник книгоиздательской компании Хью Персон, владеющий сверхспособностью " проницать " прошлое, оказывается действующим лицом произведений некоего литератора R. (комического двойника Владимира Набокова), редактором которых он является. Оба романа продемонстрированы в переводах, впервые увидевших свет в 1991 году и значительно модифицированных для подлинного издания.

Просвечивающие предметы (сборник) - Владимир Набоков читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Vladimir Nabokov

TRANSPARENT THINGS

Copyright © 1972, Dmitri Nabokov

All rights reserved

Перевод с английского

А. Горянина и М. Мейлаха

(«Истинная жизнь Себастьяна Найта»),

А. Долинина и М. Мейлаха

(«Просвечивающие предметы»)

© А. Долинин, предисловие, перевод, комментарии, 2014

© А. Горянин, перевод, 2014

© М. Мейлах, перевод, 2014

© ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2014

Издательство АЗБУКА®

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

* * *

После Сирина

В английской версии автобиографической книги «Память, говори» (Speak, Memory, 1967) Набоков вспоминает о нескольких своих собратьях по эмигрантской литературе – о Ходасевиче, Марине Цветаевой, Бунине, Поплавском, Алданове, Куприне, Айхенвальде – не совсем так, как в «Других берегах», ее более раннем русском варианте. Он изменяет композицию раздела, вносит в него некоторые поправки и уточнения, а в конце добавляет лукаво: «Но автором, который интересовал меня больше других, был, естественно, Сирин. Мы с ним принадлежали к одной генерации. Из всех молодых писателей, вылупившихся уже за границей, он был самым одиноким и самым заносчивым. Начиная с появления его первого романа в 1925 году и на протяжении следующих пятнадцати лет, пока он не сгинул столь же необычно, как и появился, его творения вызывали острый и не вполне здоровый интерес у критиков. <…> По темному небосклону изгнанья Сирин пронесся – воспользуемся традиционным сравнением – как метеор, оставив после себя лишь смутное чувство неловкости».

Большинству американских и английских читателей, мало сведущих в недавней истории русской словесности, было, конечно, невдомек, что Набоков говорит здесь о самом себе и что В. Сирин – это его постоянный псевдоним, под которым он с 1921 года публиковал все свои русские стихи, рассказы, драмы и романы. Собственно говоря, в русской эмигрантской литературе никакого писателя Набокова не существовало – псевдоним полностью вытеснил и заменил реальное имя, так что даже хорошо знакомые с набоковской биографией люди никогда не называли его настоящую фамилию. «В. В. Сирина, обожаемого первенца покойного друга В. Д. Набокова, я знал еще ребенком…»[1] – явно не замечая некоторого квипрокво, сообщает, например, в мемуарах почтенный издатель «Права», «Речи» и берлинского «Руля» И. В. Гессен; только под псевдонимом фигурирует Набоков во всех упоминаниях дружившего с ним В. Ф. Ходасевича, включая и частные письма, и записные книжки[2]. Именно В. Сириным в двадцатые – тридцатые годы восхищались или возмущались рассеянные по всему миру русские эмигранты, и сложившийся за два десятилетия образ писателя еще долго хранился в их памяти без всякой связи с поздним творчеством Набокова. Так, уже в наши дни поэт-эмигрант В. Перелешин, проведший молодость в Харбине и Шанхае, вспоминает: «…за живое брали книги шумевшего тогда Вл. Сирина: „Защита Лужина“, „Король, дама, валет“, „Camera Obscura“, „Возвращение Чорба“. Впрочем, шампанское, которое падало в гортань „холодными звездочками“, обжигало не одного меня. <…> Все мы были потрясены и очарованы этими книгами, этими беспощадными панорамами жизни, как она есть, безо всякого морализирования и учительства»[3]. Очевидно, что для Перелешина важен не Набоков и его творческий путь, а только Сирин, каким его воспринимали много лет назад.

Оставить комментарий