Главная » Справочная литература » Жажда смысла. Человек в экстремальных ситуациях. Пределы психотерапии

Жажда смысла. Человек в экстремальных ситуациях. Пределы психотерапии - Урсула Виртц, Йогр Цобели (1995)

Жажда смысла. Человек в экстремальных ситуациях. Пределы психотерапии
Книжка посвящена травме, подтексту, помощи и гуманности – проблематикам, которые неизменно затрагивают каждого индивидуума. Она о том, что мучение является частью исцеления, что взаимосвязь сознания с духовно-нравственной традицией может быть возрождена. Продемонстрировано эксклюзивное описание того, что случается во внутреннем мирке содействующих специалистов при эмоциональной работе с тяжело травмированными индивидуумами, то есть при встрече с заоблачным опытом жизни и смерти, владеющим огромным потенциалом излечения и совершенствования. Эта книжка поможет читателю ощутить себя живым, создать и отыскать смыслы, смириться с ничтожностью своих способностей, отыскать внутренние опоры и спокойствие допустимого и заоблачного.

Жажда смысла. Человек в экстремальных ситуациях. Пределы психотерапии - Урсула Виртц, Йогр Цобели читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Ursula Wirtz, Jürg Zöbeli

HUNGER NACH SINN

Menschen in Grenzsituationen

Grenzen der Psychotherapie

ISBN 3-268-00182-3 (нем.)

© Wirtz Ursula, Zöbeli Jürg, 1995

Перевод с немецкого

Н. А. Серебренниковой

Научная редакция

В. К. Калиненко

В оформлении обложки использован рисунок Василия Кандинского «Импровизация (без названия)» (1914)

Предисловие к русскому изданию

С момента выхода в свет этой книги прошло 17 лет, но «чудовищная страсть к войне» (Хиллман) и жажда смысла неизменно сопровождают нашу жизнь. Отчаянные и мрачные кризисы смысла, лики нашей бесчеловечности остаются такими же ужасающими.

Поиск глубокого понимания процессов исцеления души становится все насущнее, ведь мы живем в обществе, которое многократно и сложным образом травмировано. Оно предъявляет сверхтребования к нашим защитным жизненным стратегиям и подвергает сомнению существование надежного и осмысленного порядка (космоса). Отсюда возник высокий спрос на исследования психической травмы, нацеленные на понимание того, каким образом может продолжаться жизнь после утраты собственного достоинства и человечности, после разрушения внутрипсихических структур. Такие основополагающие человеческие вопросы, как «Кто я?», «Откуда я?», «Куда я иду?» и «Зачем я живу?», также как и вопрос Гёте о том, «Откуда берется „вся мира внутренняя связь?“», не стали менее острыми – особенно, когда во всем мире нарастает угроза разрушения самих основ мироздания.

Естественно-научные методы позволяют получить описание того, что уже существует, но не того, что должно быть. В эпоху, когда в массах нарастают разрушительные тенденции, отчужденность и дезориентированность, встает проблема пересмотра используемых нами научных методов и подходов. Достижения современной квантовой физики очень плодотворно повлияли на психологическое мышление, и с тех пор, как появилась эта книга, стала очевидной смена парадигмы, то есть произошло глубинное изменение того, как мы видим мир и как в нем ориентируемся.

В немецкоязычном общественном пространстве прикладные исследования социально-психологических трендов показывают, что Я-культура индивидуализма принадлежит старой парадигме. Она перекрывается новыми тенденциями, которые лучше ориентируют нас в сложных структурах нашего общества, живущего в ускоренном темпе. Они влекут нас к внутренним преобразованиям не только всех аспектов общественной жизни, но и социальных, экономических и экологических систем и, наконец, приводят к изменению сознания.

Изучение сознания – это новый научно-исследовательский тренд. В настоящее время психологические исследования сосредоточены на трансформации сознания, что решает не столько познавательную, сколько индивидуальную и общественную задачу развития. Сознание понимают как процесс игрового взаимодействия паттернов восприятия реальности, а психическое созревание – как эволюцию и развертывание сознания. При этом сознание рассматривают как общность опыта и переживания, как отражение «абсолютной потенциальности» (Кекельберге[1]) самости, мира и абсолюта.

Оставить комментарий