Главная » Старинная литература » Сад любви (сборник)

Сад любви (сборник) - Хайям Омар

Сад любви (сборник)
В прекрасный и мудрый поэтический сборник «Сад любви» интегрированы бессмертные четверостишия Омара Хайяма, классика персидской поэзии, величавого философа, математика и астролога. В этом произведении мы оставили только самые наилучшие русские переводы великого мудреца - О. Хайяма. Этот сборник покажет вам аспекты самой чистой и искренней любви, которая только может произойти в вашей жизни. Также вы сможете найти ответы на свои вопросы и открыть мудрость для себя в каждой строчке данного сборника. Мудрость данного автора до сих пор восхваляется и приводит в восторг, так как каждое слово отражает смысл, как кажется, целой вселенной.

Сад любви (сборник) - Хайям Омар читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Г. Плисецкий, перевод на русский язык. Наследники, 2017

© О. Румер, перевод на русский язык. Наследники, 2017

© М. Ватагин, перевод на русский язык, 2017

© Г. Семенов, перевод на русский язык. Наследники, 2017

© М. Синельников, перевод на русский язык, 2017

© Н. Орлова, перевод на русский язык, 2017

© А. Щербаков, перевод на русский язык. Наследники, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

В оформлении обложки использована иллюстрация к книге Омара Хайяма «Рубайат» 1913 г. художника Рене Булла (1872–1942)

Есть проникновенное стихотворение русского поэта-эмигранта Георгия Иванова, столь же замечательное, сколь несправедливое:

Восточные поэты пели

Хвалу цветам и именам,

Догадываясь еле-еле

О том, что недоступно нам.

Но эта смутная догадка,

Полумечта, полухвала,

Вся разукрашенная сладко,

Тем ядовитее была.

Сияла ночь Омар Хайяму,

Свистал персидский соловей,

И розы заплетали яму,

Могильных полную червей.

Быть может, высшая надменность:

То развлекаться, то скучать,

Сквозь пальцы видеть современность,

О самом главном – промолчать.

Весьма спорной остается истина этих упреков, обращенная ко всем «восточным поэтам». Быть может, невзначай, «токмо ради рифмы», а то – в силу наибольшей среди «персидских соловьев» известности, попал сюда Омар Хайям. Но, во всяком случае, трудно в мировой поэзии назвать другого автора, столь далекого от беззаботного украшательства, от декорирования могильной ямы розами. Поэта совсем иного умонастроения, с характером, совершенно противоположным изображаемому Г.Ивановым. Мудреца, всегда говорившего о самом главном.

Иного, между прочим, не позволили бы и резко очерченные границы персидского четверостишия – рубаи, мудрая «экономия» избранного жанра, в котором Хайям был величайшим из мастеров. Здесь требовалась предельная емкость, многослойность и тяжесть каждого слова. Точность и значительность деталей и неслучайность каждой детали в стихийном сцеплении.

Ускользающий обрывок времени, клочок пространства; все те же лица и предметы в их непосредственном споре: Творец и тварь; ханжа и пьяница; святоша и блудница; «влюбленные, забывшие о завтрашнем дне; гончар, склонившийся над кувшином, который некогда был шахом… Мечеть и кабак; весенний луг и руины дворца; чаша с вином и осыпающаяся роза. Воспоминания и поиски забвения; любовь и одиночество… Каждое четверостишие – мир замкнутый, неповторимый, самоценный и равный всему мирозданию. Каждое – живой организм и мыслящий космос. В четырех строчках сказано немало, но за ними стоит еще многое. А в конце-то концов немногими словами все сказано обо всем, обо всей вселенной. Никто не знает, в каком порядке возникали эти четверостишия, но, пожалуй, каждое звучит, как последнее. Недаром, процитировав строки одного из них, Марк Твен заметил, что они «содержат в себе самую значительную и великую мысль, когда-либо выраженную на таком малом пространстве, в столь немногих словах». Но у Хайяма много великих стихотворений, трудно предпочесть какое-либо…

Оставить комментарий