Без дна - Жорис Гюисманс (1891)

Без дна
  • Год:
    1891
  • Название:
    Без дна
  • Автор:
  • Жанр:
  • Серия:
  • Оригинал:
    Французский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Каспаров Владилен Арменакович
  • Издательство:
    Остеон-Групп Оглавление
  • Страниц:
    33
  • ISBN:
    978-5-00064-545-1
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Свежий, кропотливо прокомментированный и вакантный от неприятных промахов прошлых изданий перевод известнейшего произведения французского писателя Ж. К. Гюисманса (1848–1907). «Без дна» (1891), 1-ая, приуроченная к сатанизму доля знакомой трилогии, относится к «декадентскому» периоду в творчестве создателя и считается, по сущности, романом в романе: с одной стороны, это чуть ли не единственное в художественной литературе биография Жиля де Рэ, знаменитого сподвижника Жанны д’Арк, впоследствии страдальческой погибели Орлеанской Девы предавшегося служению дьяволу, с иной — ситуация некоего парижского литератора, который, разочаровавшись в несчастных духовных ценностях европейской цивилизации конца XIX в., обращается к Средневековью и с горечью понимает, какая неодолимая пропасть разграничивает данную трудную, противоречивую и что не наименее устремленную к небу эру и нынешний, лишенный каких-то взлетов и падений, безвыходно «плоский» десакрализированный мир, разъедаемый язвой материализма, с его убогой плебейской верой в «гуманистические идеалы» и технический прогресс…

Без дна - Жорис Гюисманс читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

ООО «Остеон-Групп»

Ногинск – 2018

при участии

encoding and publishing house

© ООО «Остеон-Групп». Адаптация и оцифровка текста, 2018 г.

* * *

Об авторе

I

Гюисманс – голландец по происхождению. Его отец и дед были известные живописцы, и в самом романисте очень живо сохранилась эта связь с фламандской живописью. Он внес во французский роман черты, ясно показывающие в мудрящем и мудреном декаденте потомка голландских мастеров живописи. Гюисманс добровольно суживает горизонт своего наблюдения, но в этой ограниченной сфере обнаруживает чудеса наблюдательности, он предается микроскопическому исследованию мельчайших подробностей и уподобляется терпеливому голландскому художнику, для которого дорога каждая морщинка на лице человека, каждое пятнышко на чешуе рыбы, на шелухе луковицы. Чисто национальной чертой является, несомненно, и основное настроение творчества Гюисманса – его способность углубляться всецело в созерцание внешних предметов и внешних форм жизни, как бы не подозревая или намеренно игнорируя их внутреннее содержание. И, наконец, Гюисманс обнаруживает чисто голландскую любовь к предметам, особое понимание неодушевленного мира, его спокойных и вечных красот, успокаивающих от созерцания душевного мира людей.

Когда мы читаем у Гюисманса, особенно в первых его повестях, виртуозные описания какой-то странно неподвижной действительности, воображению невольно рисуется голландскийживописец, посвятивший всю свою жизнь изображению небольшого куска сыра, рыхлого и нежного, поддернутого голубоватыми жилками и рядом с ним ломтика сочного лимона – целый мир равнодушной, бесцельной и по-своему прекрасной действительности.

Первые произведения Гюисманса относятся к семидесятым годам, ко времени господства литературной школы, возводившей наблюдение действительности в идеал. Примкнув к ней, он мог оставаться верным художественным традициям своей родины и своей семьи, писать натуру безразличную, мелкую, будничную и дать волю своему скептическому отношению к жизни, своей склонности ограничиваться внешними формами, не углубляя их содержания. Из склонности к миниатюрной живописи вышел весь натурализм Гюисманса. Великие мастера реализма, Флобер и Гонкур, имели сравнительно меньшее влияние на Гюисманса своим философским миросозерцанием; гораздо ближе ему по духу был Золя, его непосредственный учитель. Изображение гангрены человеческих пороков, забвение высших истин в погоне за бесконечно малым, мрачный фон холодного пессимизма, отсутствие веры в людей – все это роднило Гюисманса с творчеством Золя. Идя по следам этого учителя, он как бы возвращался к тому же однообразному изображению кусочка сыра, только более острого и тонкого на вкус, более изъеденного червями.

Такое впечатление безотрадной голландской живописи, не жизнерадостной, как кермесы Рубенса, а унылой, как nature-morte Снейдерса, производят первые романы Гюисманса: «Марта», «Сестры Ватар», «Семейный очаг» и другие.

II

В своих натуралистических романах Гюисманс дошел до конца по пути, намеченному Золя, но он же оказался первым мятежником против узости материалистического искусства. В 1884 г. появилась его книга «Наоборот», означающая собой полный перелом в настроениях, во всем душевном складе Гюисманса.

Подобно тому как роман «Наоборот» представляет жизнь и искусство «наизнанку», так» Бездна» есть религия наизнанку. Чистая и непосредственная вера недоступна художнику-декаденту, но душа его охвачена мистицизмом. Гюисманс ищет удовлетворения в том, что противоположно религии, исходя все-таки из религиозного чувства, – в демонизме, который в своих крайних выражениях есть тоже служение Богу, только служение «наоборот».

Оставить комментарий