Главная » Наука, Образование » Персы и мидяне. Подданные империи Ахеменидов

Персы и мидяне. Подданные империи Ахеменидов - Уильям Куликан (2010)

Персы и мидяне. Подданные империи Ахеменидов
В книжке изучается ситуация могущественного клана персов и мидян, подданных империи, где центром являлся дворец Персеполя. Создатель дает внушительную панораму зрелой цивилизации Ахеменидов – систему сатрапий, вероисповедание и покорения, расцвет и снижение империи. Открываются особенности становления искусства и зодчества Иранской державы, эволюция луристанских бронз и иных железных изделий. "Персия"... Знакомо ли для вас это слово? При данных звуках большинству видется что-нибудь сказочное, пахнущее розовой водой и восточными специями текст, ассоциирующееся со притчами. Впрочем, Персия это не вымышленная государство, это земли Ирана и Ирака. Собственно что мы знаем об данных странах? Во первых, то собственно что Ирака уже, в принципе, нет, а текст "Иран" мы последнее время нередко слышим в новостях и связано оно , в ведущем, в СМИ с "орудием глобального ликвидирования... Но расцвет Персии и Мидии - эпоха! Слышали ли вы эти имена как Дарий, Ксеркс? Скорее всего, они на слуху.
В случае если внезапно вас привлечет Персия, а то бишь, Иран и Ирак, старая ситуация данных государств, 1 из коих, опасаюсь, мы ни разу не увидим уже в её восточном величии, данная книжка для вас!

Персы и мидяне. Подданные империи Ахеменидов - Уильям Куликан читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Предисловие

Лев и ящерица, говорят, пируют нынче,

Где торжествовал и пьянствовал Джамшид,

И «дикий осел» Бахрам, великий охотник,

По голове его ступает – но крепко спит Джамшид.

Э. Фицджеральд. Омар Хайям

Ни одни руины Древнего Востока не повлияли на западный мир столь значительно, как развалины дворца Персеполя, стоявшего в горной долине на юго-западе Ирана, в родном краю клана Ахеменидов. Он был первым великим памятником их империи, который узнал мир. Именно в нем каждый раз в Новый год возобновлялось правление Ахеменидов, и со всех концов империи сюда стекались люди, неся знаки своего подчинения. Здесь Дарий планировал захватить Индию и Европу; здесь Ксеркс замышлял войну против Греции. После сожжения дворца Александром Великим о нем еще долго напоминали массивные 65-футовые колонны и лестницы. О руинах этих слагали легенды. Их знали как Тахт-и-Джамшид, трон доисторического легендарного иранского героя Джамшида, где он «торжествовал и пьянствовал».

В Средние века эти руины видели и восхищались ими такие путешественники, как монах Одерик Порденонский (1320), Иосафат Барбаро (1474), англичане Джеффри Дакетт (1520) и Томас Герберт (1628), немец фон Позер (1621). Более важно, что именно отсюда венецианский консул Пьетро делла Балле примерно в 1622 г. привез в Европу первый образец клинописи. Хотя должно было пройти два века, прежде чем удалось добиться какого-либо реального продвижения в дешифровке загадочного документа, заключавшего в себе вызов, раззадоривший ученых и положивший начало длительным, хотя и нерегулярным попыткам в нем разобраться. В 1765 г. датский ученый Карстен Нибур тщательно скопировал и опубликовал персепольские надписи. Вскоре стало очевидно их трехъязычие, и в 1802 г., опираясь на свое знание древнеперсидского языка, сохранившегося в Авесте и литературе парси, немец Гротефенд сумел сделать исчерпывающий перевод клинописи Ахеменидов. Вслед за тем появился перевод Генри Роулинсона древнеперсидских столбцов из надписи Дария I на Бехистунской скале, а в 1851 г., лишь через несколько лет после того, как Ботта и Лэйярд начали раскопки в Нимруде, Хорсабаде и Ниневии, появился его перевод аккадской версии той же надписи. Так, через древнеперсидский язык Персеполя дешифровали систему клинописи. Ключ к тайнам древней цивилизации Западной Азии был спрятан в Персеполе.

Именно делла Балле впервые назвал эти руины Тахт-и-Джамшид – он ничего не знал об их истинной истории, поскольку Персеполь недостаточно освещался в работах классических авторов. Но к 1625 г., как показано на прелестных гравюрах голландца Филиппа Анджела, руины были идентифицированы как Старый Персеполь. Эти необыкновенно точные рисунки отметили далекое начало полевой археологии в Иране.

О мидянах и Ахеменидах написано очень мало книг. Их история сложна, и на них непросто наложить ограничения времени и места. Во многих отношениях о личностях и деятельности царей-Ахеменидов существует гораздо меньше документов, чем о царях Ассирии и Вавилонии, и всем историкам приходится в основном опираться в своих исследованиях на Геродота и Фукидида. Работая над этой книгой, предназначенной для археологической серии, я сжато изложил исторические аспекты и сосредоточился главным образом на истории искусства и интерпретации документов, видя в них нашу единственную надежду на свежую информацию. В первых двух главах я постарался представить те стороны иранской археологии, которые кажутся существенными в происхождении культуры мидян и персов.

Оставить комментарий