Главная » Наука, Образование » Бухара в Средние века. На стыке персидских традиций и исламской культуры

Бухара в Средние века. На стыке персидских традиций и исламской культуры - Ричард Нельсон Фрай (2016)

Бухара в Средние века. На стыке персидских традиций и исламской культуры
Южноамериканский иранист, знатный доктор Гарвардского института, знатный врач Таджикского института Ричард Нельсон Фрай в истинной книжке потрудился разъяснить роль рыцарской Бухары в восточно-исламском мире и тюркизации Средней Азии. Беря во внимание бессчетные пробелы исламской ситуации, создатель переоборудует желтый вечность Бухары, ставшей в X веке городом Москвой восточно иранского культурного места и эмблемой свежего около – персидского ренессанса.
Иисус был проповедником из низших слоев общества, проживавшим в глубинке сельской Галилеи, осужденным за несоблюдение закона и распятым за правонарушения перед римским государством. Впрочем в скором времени впоследствии его погибели его последователи стали признать, собственно что Иисус был божественным существом. После чего они сказали, собственно что Иисус был не кем иным, как самим Богом, Создателем неба и земли. Каким образом о распятом крестьянине стали мыслить как о Господе?

Бухара в Средние века. На стыке персидских традиций и исламской культуры - Ричард Нельсон Фрай читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Перевод, ЗАО «Центрполиграф», 2016

© Художественное оформление, ЗАО «Центрполиграф», 2016

* * *

Предисловие

Бухара в конце IX и на протяжении X в. превратилась в столицу восточноиранского культурного пространства и таким образом явилась наследницей многовековой, независимой от западноиранской традиции. В то же время Бухара стала символом нового порядка – исламского Ирана, который объединил прошлое с религией и цивилизацией, привнесенными пророком Мухаммедом. Это развитие, названное некоторыми учеными новоперсидским ренессансом, распространилось по всему Иранскому плато и за его пределами. Некоторые расценили это как противодействие иранского «национализма» арабскому исламу. Я же считаю, что это была попытка сохранить ислам, освободить его от арабского наследия и бедуинских традиций, сделав более богатой, более приспосабливаемой и универсальной культурой, чем он был до этого. Саманиды (династия из Балха, Афганистан, правившая в Средней Азии в 875–999 гг. н. э. – Пер.) показали путь примирения древних традиций с исламом, которому позднее последовали другие народы в самых отдаленных уголках исламского мира.

Бухара не потеряла своей значимости и после падения Саманидов в 999 г.; и в XVI в. снова стала столицей при узбекских правителях, оставаясь ею вплоть до русской революции. Однако золотой век Бухары пришелся на X столетие, когда во владениях Саманидов начала расцветать новоперсидская литература. После 999 г. Бухара повернула от Багдада в сторону Кашгара (столица Караханидского государства в Средней Азии тюркской династии Караханидов, царствовавших в 840–1212 гг.; в 960 г. Караханиды вместе со своими подданными приняли ислам, в 999 г. окончательно разгромили Саманидский эмират. – Пер.), а затем Каракорума (столица Монгольского государства; основан в 1200 г. как ставка Чингисхана; капитальную застройку в 1229 г. начал хан Угэдэй, третий сын Чингисхана. – Пер.). Она стала скорее частью южного аванпоста тюркской экспансии в Средней Азии, чем северным пограничьем ирано-исламского мира. Хотя кое-кто в Бухаре и по нынешний день продолжает говорить на персидском (или таджикском) языке (в настоящее время население Бухары состоит главным образом из узбеков, таджиков и персов-ирани. – Пер.), Саманиды оказались последней персидской династией в Средней Азии, и тюркизация земель между Оксом (нынешняя Амударья) и Яксартом (нынешняя Сырдарья), названных в этой книге Трансоксианой, после 999 г. стремительно продвинулась. Другим изменением стал поворот от централизованного чиновничьего государства Саманидов к раздробленным феодальным царствам Караханидов (или, как их еще называли, Илик-ханов или Али-Афрасиабов), основанным на среднеазиатском принципе двойного царствования. Однако в короткой книге о Бухаре мы не можем обсуждать проблемы среднеазиатских степей или обычаи кочевников, включая политическое устройство, тем более что значительная их часть освещена в других работах.

Оставить комментарий